putain d'homme

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

putain d'hommeПерейти на страницу: 1 | 2 | 3 | 4 | следующуюСледующая »


среда, 5 сентября 2018 г.
Satae Miya 15:17:57
Запись только для друзей.
Тест: Один день из... [Сборник... Satae Miya 13:23:10
 ­Тест: Один день из... [Сборник]
....


Рискни. Ведь никогда не знаешь , что может произойти.

­­


В агентстве было необычно тихо и пусто, только на своем месте перед окном закинув ноги на стол, возле телефона сидел Ранпо, медленно перелистывая странички новенькой книги, наверняка, опять какой-нибудь ужастик с примесью фантастики. Изредка он запускал руку в цветастую упаковку из под каких-то конфет и, закинув пору цветных драже в рот, продолжал чтение. Скорей всего, эта упаковка сладостей послужит, для единственного детектива в агентстве, обедом, что совсем тебя не устраивает.
– Когда ты уже начнешь нормально питаться? – Задаешь вопрос молодому человеку, раскладывая в это время бумаги по рабочим столам остальных членов организации. Конечно, бумажная работа самая муторная, но учитывая, сколько платят за неё в этом месте, ты была готова закрыть на это глаза. А потом в этой работе появились и другие плюсы. Например, видеться почти каждый день {censored} Эдогавой. При первой встрече он показался тебе милым мальчиком с большим самомнением, но как потом оказалось, он был не только старше тебя, но ещё и настоящим гением, а его странные выходки и методы работы, оправдывали себя результатом. – Прием! – Он либо был уверен, что ты говоришь не с ним, либо просто игнорировал подобный вопрос, не желая слушать очередную лекцию о правильном питании.
– Ранпо, – Очередная попытка достучаться до Эдогавы увенчалась успехом, ведь брюнет наконец-то опускает книгу и смотрит на тебя. Изумрудные глаза внимательно изучают твое лицо, от чего на щеках появляется предательский румянец, а на губах появляется довольная улыбка. – Я приготовила сегодня бэнто, но получилось больше, чем я планировала. Давай пообедаем вместе? – Уже давно хотелось удивить его своими кулинарными способностями, но все никак не было возможности, но сегодня был идеальный день и момент. Это, конечно, риск и детектив может легко отказаться, но если не попробовать, то не узнаешь, что произойдет.
– Давай! – На удивление брюнет быстро соглашается, убирает ноги со стола и откладывает книгу.
– Твоё бэнто всегда выглядит таким красивым, никогда не думал, что оно может быть ещё и таким вкусным. – Хвалит тебя наевшийся Эдогава, вызывая новую волну смущения и радости вместе с тем. Как же приятно, когда человек, который тебе нравится, хвалит! Так бы и кормила его всю свою жизнь.
– Спасибо. – Почти пропела благодарность, закрывая пустую коробочку и счастливо улыбаясь, продолжала любоваться красивым лицом молодого детектива и, естественно, твой пристальный взгляд заставил его изогнуть бровь в немом вопросе. – О, я просто! – Начала ты было оправдываться, вспыхнув еще больше и уже не зная куда деваться и куда бежать. – У тебя на щеке соус. – Вдруг успокоившись, пробормотала, отведя взгляд, чтобы больше не пялиться так открыто.
– Где? Тут? – И по иронии, молодой человек указал на чистую щеку и начал стирать соус там.
– Нет. – Негромко рассмеялась ты, и наклонившись через стол, сама не зная откуда столько смелости, аккуратно стерла желтоватый соус с лица Ранпо. Ещё никогда до этого тебе не приходилось находиться так близко к его лицу, его глаза вблизи казались ещё красивей, и растеряв всё смущение, ты провела ладонью по бледному лицу молодого человека, смущенная улыбка Эдогавы, заставил опомниться и в ужасе отскочить. Правда, опять неудачно и вместо того, чтобы вернуться на своё место, так получилось, что ты полетела вперед прямиком на великого детектива. Но, к счастью, парень не растерялся и успел словить тебя, не позволив познакомиться твоему лицу с жесткой поверхностью стола.
– А-аккуратней. – Теперь пришло его время чувствовать себя неловко и смущенно. Но с другой стороны, ему очень даже нравилось, когда ты сидела у него на коленях. Раньше Ранпо об этом не думал, но теперь твои волосы казались ему такими мягкими, а аромат шампуня и твой запах дурманил голову.
– Извини, меня за неловкость! – Испугано выпалила ты, желая покинуть колени детектива, чтобы больше не мешать ему и скрыться в кабинете за ворохом бумаг, дабы никто не видел твоё красное от стыда лицо. Только вот руки мужчины не дали покинуть удобное место и удивленно посмотрев на него, ты замерла, видя в его глазах, то, что скрывала от себя и него долгое время. Чисто инстинктивно он наклонился к тебе, и ты потянулась к его губам, не смея сопротивляться чарам брюнета.
– Мы вернулись! – Громкий голос Дазая заставляет тебя вскочить, а Ранпо лишь тяжело выдохнуть. Но это далеко не последний ваш обед…

Ваше мнение можно оставить здесь:http://konsta­ntin29.beon.ru/0-103­-moi-testy.zhtml

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1121-691.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: [BSD | Merry Christmas ~ Happy New Year] Fyodor Dostoyevsky... Satae Miya 09:45:20
 ­Тест: [BSD | Merry Christmas ~ Happy New Year]
Fyodor Dostoyevsky;


Примечание: это можно считать продолжением истории из [Bungou Stray Dogs | Alone in my world]



[CENTER]


В Японии Новый год отмечают не так шумно, как в России. Так что в новогоднюю ночь тебе оставалось только прижаться лбом к холодному стеклу окна, в полной тишине наблюдая за волшебным танцем снежинок, медленно укрывающих землю и деревья.
Достоевский, как и всегда, был чем-то занят, а ты не хотела его тревожить. Тем более что сегодня и так ему порядком надоела.
Едва стрелки часов пересекли двенадцатичасовый рубеж, ты, стараясь не шуметь, пошла в свою комнату. Но перед этим нужно сказать об этом Фёдору. Дверь приоткрыта, из-за чего полоска света отчётливо видна в тёмном коридоре.
Осторожно подходишь к комнате и заглядываешь внутрь… Что-что, а спящего парня ну никак не ожидала увидеть. Свет от монитора падает на его умиротворённое лицо, из-за чего кажется, что оно ещё бледнее обычного. Хотя в том, что он уснул вот так, посреди работы, нет ничего удивительного. Фёдор всегда упорно трудится для достижения своей цели. И порой он даже забывает о том, что нужно есть или отдыхать. Раньше тебе с трудом удавалось отвлечь его от работы, но в последнее время он более снисходительно относился к твоей заботе.
Глядя на такого беззащитного и совсем не страшного Достоевского, не можешь не полюбоваться им… Сейчас ты уже и не вспомнишь, в какой момент осознала, что любишь этого странного человека. Просто однажды поняла, что готова его поддерживать и быть на его стороне. Даже несмотря на то, хочет ли он это. Ему это необходимо, ты уверена.
Сходив за тёплым и уютным пледом, накрываешь Фёдора, стараясь не разбудить. И всё же парень такой… милый, когда спит. Осторожно снимаешь шапку, чтобы она не мешала, касаешься его приятно мягких волос. Без ушанки ему даже больше идёт. Почти невесомо проведя по волосам, дотрагиваешься до лица. Вспоминаешь холод его губ, которые ты пыталась согреть. В порыве наклоняешься к нему, шумно дыша. Медленно приближаешь своё лицо к его.
И, когда до цели остаётся пара сантиметров, Фёдор внезапно открывает глаза, вперив в тебя обычный отстранённый взгляд. Тебя словно поставили на паузу. Застываешь, пока не Достоевский не спрашивает:
– Чем ты занимаешься?
Резко выпрямляешься, не зная, куда спрятать глаза.
– Я… Я… Н-ничего… Я… просто плед принесла…
Тут он, кажется, наконец, замечает тёплую вещь.
– Не нужно было.
– Не говорите так! Вы бы замёрзли. – решаешься посмотреть на него и вспоминаешь, – А вы ели вообще сегодня?
Ответом послужила тишина. А парень, похоже, сделал вид, что не услышал вопроса.
– Я не дам вам спать, пока не поедите! – с этими словами уносишься на кухню.
Обязательно надо горячий чай, ложечку мёда и твоё любимое печенье. Достоевский тоже его охотно ест… Хотя он ест всё, что ты ему приносишь.
Возвращаешься с подносом дымящихся чашек и небольшой корзинки печенья.
Всё это время парень послушно ждал тебя, похоже, согревшись под пледом. Едва он протягивает руку к чашке, перехватываешь её.
– Чай очень горячий. Нужно немного подождать, – как ребёнку объясняешь ему, но он слушается.
В последнее время он реже упрямится и в основном делает то, что ты ему говоришь… Как раз после того случая…
– Фёдор, а вам нравится Новый год? – спрашиваешь, чтобы отвлечься и садишься в соседнее время.
– Не знаю… Я не задумывался об этом, – отвечает он, гипнотизируя взглядом поднос.
– А я люблю этот праздник. Мне нравится вся эта волшебная атмосфера. Все суетятся, торопятся домой. Весело проводят время с семьёй… и любимыми…
На последнем слове смотришь на парня, но он как будто не замечает интонации.
– Хотя и не происходит никакого чуда, но… мне нравится Новый год… – заканчиваешь ты, на секунды задумавшись о чём-то своём. – Ну, думаю, уже можно пить чай.
Осторожно берёшь одну чашку, проверяя, горячая ли она, и только потом даёшь её Достоевскому. Ближе к нему подвигаешь печенье.

После чаепития без разговоров наступает пора идти спать. Собираешься уносить поднос, а Фёдор уходит в свою комнату, но оборачивается в дверях.
– Спасибо, (Имя).
– А… Не за что, – улыбаешься самой очаровательной улыбкой, на которую способна.

После уборки замечаешь, что парень забыл забрать свою шапку. Надо бы отнести её, чтобы завтра (вернее уже сегодня) утром он не нервничал. Выключив свет и аппаратуру, бесшумно идёшь в комнату Достоевского.
Кладёшь шапку на тумбочку рядом с кроватью. Конечно, не можешь не задержать взгляд на парне. То же спокойное спящее лицо, какое ты очень редко видела прежде. Не зная, что на тебя сегодня нашло, присаживаешься на колени рядом с постелью. Накрываешь его руку своей.
Как бы тебе хотелось всегда быть рядом с ним, вот так. Держать руку и заботиться о нём. И, конечно, очень хочется, что бы он обратил на тебя внимание, как на девушку.
За этими мыслями не замечаешь, как глаза слипаются, и безудержно клонит в сон…

Неожиданно просыпаешься и машинально смотришь на окна. Похоже, ещё раннее утро. В тёплой постели так уютно, можно полежать ещё немного… И тут, наконец, ощущаешь чью-то руку на талии и еле слышное сопение над ухом. Медленно поворачиваешь голову и чуть не вскрикиваешь от удивления. Когда вы с Фёдором успели оказаться в одной кровати?! Быстро вспоминаешь ночь. Ты заснула, сидя на полу… Значит… Это Достоевский сам потом уложил тебя в постель?..
Его спящее лицо так близко. Осторожно касаешься его, проведя пальцами по щеке. И тут парень хватает твою руку, открывая глаза.
– Опять ты занимаешься странными вещами? – всё тот же загадочный взгляд, по которому не понять, о чём он думает.
– Эээ… Но это же вы меня сюда положили! – пытаешься оправдаться, осознавая, что лежишь в одной кровати с любимым мужчиной. Неожиданно к лицу приливает жар, отворачиваешься, чтобы Достоевский этого не увидел.
– Ты же сама говорила, что будешь моим теплом. Мне было холодно, поэтому ты здесь. – невозмутимо объясняет он.
– В-вам всё ещё холодно? – благодаря непонятно откуда взявшейся решимости поворачиваешься к парню, крепко прижимаясь к нему.
На мгновение его глаза расширяются от удивления, но тут же становятся прежними. Однако не совсем. В его взгляде появляется некоторая теплота и, будто в подтверждении, шепчет, заправляя прядь твоих волос за ушко:
– Да, так гораздо теплее…

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1115-133.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: [Bungou Stray Dogs | Alone in... Satae Miya 08:44:27
 ­Тест: [Bungou Stray Dogs | Alone in my world]
Dostoyevsky Fyodor;


­­



Ставишь тарелку с только что приготовленным печеньем рядом с парнем и вздыхаешь. Он вообще когда-нибудь отвлекается на еду или сон? Ложишься спать – он ещё работает, просыпаешься – он уже работает…
А ведь тебе так хочется заботиться о нём. Он же такой… беспомощный. В бытовом плане.
Да, проведя некоторое время вместе с Достоевским, ты, даже незаметно для самой себя, полюбила его. Он такой загадочный и… чем-то тебя притягивает. Конечно, жаль, что он немного холоден, но тебе даже это в нём нравится.
– Фёдор, пожалуйста, поешьте. Я специально для вас приготовила.
Никакой реакции со стороны парня не последовало. Казалось, что он вообще ничего не слышал.
– Фёдор… – кладёшь руку на его плечо, от чего он слегка вздрагивает и, наконец, замечает тебя.
– (Т.и.), ты мешаешь мне. – бросает он и возвращается к своему делу.
– Ч-что?.. – сердито выдыхаешь ты.
Мешаешь? Да ты просто о нём заботишься. Вот как такому упрямцу что-то доказать?
Недолго думая, с силой разворачиваешь парня к себе и крепко держишь за плечи.
– Как вы не понимаете? Я волнуюсь о вас. Неужели вы хотите заболеть?..
Как всегда спокойные глаза как будто смотрят глубоко в тебя, ища истинную причину такой заботы. Смущённо отводишь взгляд и вспоминаешь о печенье. Берёшь его и осторожно подносишь ко рту Фёдора.
– Хотите, я покормлю вас? – всё так же стараешься не смотреть ему в глаза.
Не ждёшь, но всё же надеешься, что твоё желание исполнится. Ты очень хочешь покормить человека, которого любишь.
Неожиданно Достоевский открывает рот и откусывает небольшой кусочек.
– Вкусно? – спрашиваешь ты, когда он прожёвывает уже второй кусочек.
Ничего не ответив, парень просто доел одно печенье, напоследок коснувшись губами твоих пальцев, от чего ты резко убираешь руку.
– В-вот чай, – протягиваешь ему чашку.
– Спасибо, – тихо говорит он.
Стараешься казаться спокойной, но сердце колотится как сумасшедшее. Всё-таки ты смогла его накормить, но на этом не остановишься.
– Вам нужно поспать, – выключаешь компьютер, забираешь у парня чашку и только замечаешь, что пальцы Фёдора в крови. – У вас снова кровь…
Достаёшь платочек, чтобы вытереть, но он хватает твоё запястье, сильно сжимая.
– Хватит. – спокойно говорит он, но от его голоса пробегают мурашки.
Отпустив твою руку, Достоевский встаёт и собирается уходить.
Но почему? Всё же так неплохо начиналось.
– С-стойте… Давайте я приготовлю для вас кровать… – следуешь за ним.
Да, ты осознаёшь, что, наверное, слишком сильно на него давишь своей заботой, но ничего не можешь с собой поделать.
– Почему ты это делаешь? Какова твоя цель? – спрашивает он, поворачиваясь к тебе.
– Эм… Я… просто беспокоюсь о вас, – поднимаешь взгляд, смотришь в его глаза, надеясь увидеть в них что-то, кроме обычного безразличия.
Неожиданно Фёдор делает шаг к тебе, от чего ты неожиданно отступаешь назад и натыкаешься спиной на стену. Парень кладёт на неё правую руку, прямо напротив твоей головы, не отводя от тебя взгляда. Ты тоже заворожено смотришь ему в глаза, боясь дышать.
– Разве ты не должна беспокоиться о себе? – наклоняется он так близко, что ощущаешь его дыхание на своём лице.
Слегка приоткрываешь рот, взгляд Фёдора тут же переключается на него. Наконец, ваши лица настолько близко, что ваши губы соприкасаются. У него они такие холодные. Закрываешь глаза, надеясь на продолжение, но парень отстраняется, убирая руку со стены.
– Фёдор… вы… Я… – обнимаешь его за шею, поднимаешься на носочки и прижимаешься своими губами к его.
Они холодные, но ты хочешь их согреть, как бы странно это ни звучало. Сначала Достоевский немного удивляется, но затем мягко обнимает тебя за талию, прижимая к себе.
Через некоторое время отстраняешься, глядя ему в глаза. По ним непонятно, о чём он думает, но теперь он наклоняется к тебе, снова даря поцелуй. На этот раз он осторожно проникает в твой рот, переплетая ваши горячие языки. По жару на лице, догадываешься, какое оно сейчас красное, но тебе всё равно. Ты просто забываешься, находясь в объятиях Достоевского.
– Ты… такая теплая, (Т.и.)… – тихо говорит Фёдор, разорвав поцелуй.
Нежно касается твоей пылающей щеки холодными пальцами, спускается к шее.
– Почему ты такая горячая? – наклоняется он к твоему ушку.
Покрывает шею почти невесомыми поцелуями, но даже они заставляют немного нервничать. Как долго ты мечтала о том, чтобы вот так обниматься с ним, чувствовать его? Неужели всё это правда? Тем временем Фёдор слегка прикусывает нежную кожу, будто ожидая реакции. Но ты не отталкиваешь его, а ещё сильнее прижимаешь к себе.
– Если вы хотите, я поделюсь с вами своим теплом, – гладишь его по волосам, словно хочешь сказать, что всё в порядке.
– Ты… будешь моим теплом? – переспрашивает он, закрывая глаза.
– Да…
Постояв несколько минут вот так, чувствуешь, что вы стали ближе друг к другу. Задумавшись, ты не сразу осознаёшь, что парень берёт тебя на руки, крепко прижимая к себе.
– Ты такая маленькая… Так откуда в тебе столько тепла? – кажется, Фёдор серьёзно озадачен.
– Ч-что?.. – машинально обнимаешь его за шею, боясь посмотреть вниз.
Переводишь взгляд на Достоевского и невольно улыбаешься. Оказывается, он бывает таким забавным.
– Фёдор, а мы куда?
– Кажется, ты говорила что-то насчёт поспать… Ты будешь согревать меня… – глядя тебе в глаза, серьёзно говорит он. – А после... Я буду изучать тебя, странная женщина.
– Изучать? – в голову пришли нехорошие мысли, от которых стало ещё жарче. – Х-хорошо… Я жду с нетерпением…

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1113-822.html
Прoкoммeнтировaть
вторник, 4 сентября 2018 г.
Satae Miya 15:34:20
Запись только для меня.
воскресенье, 2 сентября 2018 г.
Тест: Все мысли о тебе Спасите меня... Satae Miya 08:42:14
 ­Тест: Все мысли о тебе
Спасите меня


Я не понимаю женщин. Не понимаю их чувств, желаний. Чего они хотят от меня? Великой любви до гроба? Слов «и были они вместе долго и счастливо»? Смешно! Разве такой, как я способен на искренние и пылкие чувства. Помнится, даже Чуя, сказал, что я «враг всех женщин». Пожалуй, мне нравится это прозвище, оно полностью оправдывает меня.
Я мафиози и всегда им был, сколько я не пытался измениться. Известный, как самый молодой босс в истории мафии, я сыскал себе репутацию еще и самого жестокого. Я не умею любить, не умею предаваться чувствам, да и к чему они? Единственный, кого я любил – это Ода Сакуноске, но и тот умер, унеся с собой мой маленький мирок счастья. Мой единственный друг, кто принимал меня со всеми моими странностями, кто терпел меня, кто разделял со мной мои мысли, и мой внутренний мир.… Какой же ты дурак, Ода! И зачем тогда ты пошел один? Зачем?!
Я готов был взреветь в тот день, когда тебя убили. Я и рыдал, наверно. Все мое сознание перемешалось в одну большую черную дыру, затягивающую все чувства и желания. Каждый день я напивался в баре, так, чтобы потом, утром проснуться совершенно разбитым, с гудящей, точно улей, головой и разбитой душой. Иногда, я даже забывал о том страшном дне, когда тебя убили, а потом, когда голова переставала болеть, перед глазами появлялся ты – бледный, весь в крови. Зачем?!
Все мое тело покрыто бинтами, но они не помогают. Нет такой иглы, которая бы заштопала дыру в моей душе, и ни одно лекарство от этого не спасет. Спасать.… Перед смертью, ты просил меня защищать слабых, спасать людей, которых недавно убивал. Смешно, но я выполнил твою просьбу, и теперь я в детективном агентстве, спасаю и защищаю людей, которых ты любил. Ода, почему я не могу любить?
Признаюсь, я использовал женщин, надеясь забыться. Честно говоря, я, как и любой мужчина, любил прекрасный женский пол, но это не та любовь, которую так воспевают в старых романах. Многих я довел до слез, правда, мне не вспомнить кого. Помнится, одна дама даже прислала мне бомбу, дабы я обратил на нее внимание. До чего бывают удивительными эти женщины? Как они хотят любви. Но герой не их романа, увы, я не способен на долгие чувства. А может просто не нашлось той девушке, что смогла бы оживить мое сердце, растопив лед равнодушия, и зашив дыру в душе
Однажды я встретил одну прекрасную незнакомку. Помнится, тогда я удивился – было холодно, а она одета так легко и просто, словно не чувствовала ледяного ветра, заставлявшего прохожих кутаться в шарфы и поднимать воротник плащей. Она прошла мимо меня, одарив быстрым, задумчивым, отрешенным взглядом. И только на секунду, когда наши глаза встретились, я все понял. Она шла умирать. Не знаю зачем, но я пошел следом, держа дистанцию, чтобы моя незнакомка меня не увидела, не ощутила слежки. Мы шли долго, ветер перестал дуть, но зато пошел снег. Мне стало холодно, а она шла вперед, в одной тонкой куртке без шапки и шарфа. Удивительно, и как не мерзнет?
Тогда я думал об этом с раздражением, потому что мне было холодно, хотелось спать, да еще сильно чесался нос, а она все шла, не останавливаясь. Может, она просто идет домой, может я ошибся. Но нет! Я никогда не ошибался в таких делах – смертницу видно еще издалека. Наконец, мы пришли к станции. Юное очарование собралось прыгать под поезд, как сентиментально!
Девушка поднялась вверх по ступенькам, перепрыгивая через одну, я же шел медленно, не торопясь, иначе она могла заметить меня. Наконец, мы дошли, и тут я уже начал действовать. Она не успела дойти и до перил, как я крепко схватил ее, и оттащил назад.
- Что вы делаете? Пустите! – воскликнула она, а я подумал, что у нее красивый, мелодичный голос. – Пустите!
- Нет! – отвечал ей я, - вы будете прыгать, а я этого не хочу.
Она ничего не ответила, затихла, а потом и вовсе заплакала. Я повел ее в знакомый бар, где она все мне рассказала. Ее звали (Твое имя). Чудесное имя, подумал я. (Твое имя) говорила неспешно, заставляя меня силком вытаскивать из нее слова. Как оказалось, у нее погиб друг, и она решилась умереть. Возможно, я бы посмеялся над ней, если бы сам четыре года назад не ревел, как зверь, когда Ода умер на моих глазах.
Мы разговорились, я почти уговорил ее, уверил, что в смерти нет ничего хорошего, хотя сам не верил этому. (Твое имя) смотрела на меня, ничего не говоря, лишь напоследок, когда мы расстались у ворот ее дома, она шепнула мне:
- Знаете, вы очень на него похоже. Даже говорите, как он. Спасибо вам!
Я удивился, когда моей щеки коснулись мягкие, теплые девичьи уста. Я хотел было ответить, но она уже убежала, и только снег стал падать сильнее. Так я спас одну маленькую, потерянную душу. Эй, а кто спасет меня?(Твое имя), думаю, я от тебя так просто не отстану.


Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1119-133.html
Прoкoммeнтировaть
Satae Miya 08:37:45
Запись только для друзей.
Тест: Отвергнутые Согрей меня своим... Satae Miya 07:44:18
 ­Тест: Отвергнутые
Согрей меня своим теплом


­­

Представим, что Чуя питает чувство к Кое

Очередной взгляд, полный презрения и ненависти, больно резал, точно острый меч, по хрупкой девичьей душе. Очередные слова равнодушия и холода, точно меткие стрелы, попадали в сердце, больно раня его. Он снова отталкивает тебя, не позволяя приблизиться к себе, не позволяя разрушить стену отчуждения между вами.
Акутагава Рюнеске. Звучит, как приговор, вынесенный жестоким судьей, в чьем обличии изображена коварная судьба. Как же так получилось, что строгая, и казалось, сдержанная на чувства, девушка, способная в одиночку завершить несколько миссий, влюбилась? Да еще в самого опасного мафиози, опасного даже для своих коллег.
А все началось с того, что верная «собачка» Акутагавы – Хигути Ичие тяжело заболела, и попросила тебя, как свое доверенное лицо, помочь своему семпаю. Удивившись такой просьбе, ты все же согласилась, не понимая, правда, о какой помочи идет речь, ведь Рюнеске не из тех, кто нуждается в ней. Однако обещание, данное этой милой девушке исполнить пришлось, и вскоре ты стала его телохранителем, неотступно следуя за мрачным и недовольным Акутагавой. Твое появление, в качестве помощника и замены Хигути его не порадовало.
- Ты мне не нужна, - произнес он, даже не поворачиваясь в твою сторону, - Убирайся! Я не нуждаюсь в ничьей защите, помощи, и, уж тем более, жалости!
Однако, сколько бы «молчаливый пес» не упрямился, ему все же пришлось терпеть твоё присутствие рядом с ним, и это, уже был приказ самого босса. Так проходили дни. Акутагава совершал миссии, убивая большее количество людей, чем следовало, а ты исполняла роль «мусорщика», избавляясь от мертвых, и стараясь сделать так, чтобы все выглядело, как несчастный случай, нежели кровавая резня мафиози.
Проходили недели, постепенно, Акутагава привык к тебе, и даже стал разговаривать с тобой, правда, разговоры все эти касались только заданий. И один раз, в пылу нахлынувших чувств о прошлом, Рюнеске признался тебе, что до встречи с мафией жил на самом дне мира, в бездне, как он называл трущобы. Он сказал, что находился на грани жизни и смерти, люди безучастливо проходили мимо, даже не смотря на него, словно он был призраком, свои «товарищи по несчастью» также опасались его, обходя стороной. Он был совсем один, и никто не помогал ему, пока одним кошмарным днем, он не повстречал юношу в длинном плаще, с тяжелым и пугающим взглядом. Дазай Осаму стал для него нечто большим, чем просто учитель. Он его опора, его мотивация к жизни, и посему, когда Осаму покинул мафию, жизнь Рюнеске переменилась, стала мрачнее. Уходя, Дазай забрал с собой все светлое и прекрасное, что было у Акутагавы.
Ты не жалела его, но сердце больно защемило при мысли о том, как несчастный Рюнеске силой выбивал себе кусочек хлеба, в то время, как ты жила у себя дома, не зная ни о каких проблемах. В глазах защипало от слез, но ты сдержала их, понимая, что Рюнеске только рассердится, заметив, что ты плачешь. Как же это ужасно, носить в себе такое горе, такую боль. Поэтому Акутагава такой жестокий по отношению к другим, у них было все, в отличие от самого юноши.
После этого разговора по душам, вы друзьями не стали, но отношение к тебе Акутагава изменил. Он перестал постоянно кричать на тебя, бить по рукам, когда ты хотела перевязать его раны, и требовать, чтобы ты исчезла. Но и подпускать к себе, в свою душу, он тоже не стал. Тот разговор о себе был первым и последним. А однажды, одним теплым весенним вечером, гуляя в парке, и смотря на молодые пары, держащиеся за руки, ты вдруг осознала, что тебе тоже хочется тепла. Тоже хочется, чтобы кто-то держал тебя за руку, трепетно сжимая ладонь, чтобы кто-то поправлял волосы, упавшие на лицо, касался пальцами щеки, и смотрел с любовью и нежностью. Кто-то…
Нет, не так! Не кто-то, а Акутагава Рюнеске - вот кого ты хотела видеть рядом с собой, вот чьи прикосновения ты хотела ощутить на себе. Осознав эту истину, ты села на скамейку, на самый край, касаясь коленом бутонов пурпурной акации, растущей возле скамьи. Трогая пальцами нежные, шелковистые лепестки, ты с грустью усмехнулась самой себе. Ты ведь не глупая, и прекрасно понимаешь, что с Акутагавой у тебя не будет ничего. Он никогда не обратит на тебя внимания, как на девушку, этот юноша привык жить во мраке и в холоде, и твоя любовь для него будет ни что иным, как банальная жалость.
Больно. Очень больно осознавать то, что твой возлюбленный возненавидит тебя, если ты признаешься ему, если он поймет, что за твоей чрезмерной заботой кроется нечто большее, чем простое исполнение своих обязанностей. Снова вздохнув, ты дернула цветок на себя, вырвав пару бутонов. Пурпурные, как вечернее небо, лепестки лежали на твоей ладони. Этот цветок такой хрупкий, словно твоя душа.
- (Твое имя), что ты здесь делаешь? – этот хриплый и усталый голос может принадлежать только одному твоему знакомому, которого ты безмерно уважала.
- Чуя, - произнесла ты, разглядывая юношу, - а ты здесь как? Ты ведь не любитель городских парков!
- Много будешь знать, скоро состаришься, - он усмехнулся и сел рядом с тобой, откинув голову на спинку скамьи. Вы молчали, каждый думая о своем. Ты снова погрузилась в свои мечты о далеком и не осуществимом будущем вместе с Акутагавой. Кажется, Рюнеске любит инжир, может приготовить ему пирог с инжиром, вдруг юноше понравится.
- (Твое имя), каково это любить? – вдруг спросил Накахара, вырывая тебя из размышлений о рецептах, - скажи, какого это любить ту, что смотрит на тебя, как на ребенка?
Про кого это он? Ты была весьма удивлена этим вопросом, и поначалу решила, что юноша просто шутит, но серьезный, даже сердитый взгляд голубых глаз, походивших на грозовое небо, ясно говорил, что это не просто шутка. Ему нужно знать.
- Честно, говоря, я не знаю, Чуя, - произносишь ты, теребя меж пальцев фиолетовые лепестки, - к чему это ты?
Тонкая кожица лепестка порвалась, став темным и склизким комком, оставившим на твоих пальцах липкий сок. Вот и твое счастье на взаимную любовь также порвалась на части. Чуя с грустью посмотрел на тебя, и отвернулся. Угрюмый и молчаливый, именно таким ты запомнила его при первой вашей встречи.
Он был маленьким, но таким серьезным, а взгляд голубых глаз напоминал тебе грозовое небо, готовое вот-вот разразиться бурей. Чуя мало говорил, он не был общительным, и тебя порой пугал этот хмурый мальчишка. Рядом с ним, как помнила ты, всегда стояла высокая и красивая женщина, с элегантной прической, украшенной розовыми цветами. Она была учителем Чуи. Кое Озаки, прекрасный цветок, растущий на черной, окровавленной земле, среди тьмы и мусора. И как такая милая женщина, как она, могла быть мафиози? Никто этого не знал, и на то была своя причина.
С тех пор, Чуя мало изменился. Он по - прежнему терпеть не мог Дазая, всякий раз порываясь избить последнего, он всегда был серьезен на заданиях, выполняя их с точностью. Но никто даже не подозревал, что Чуя уже давно испытывает симпатию к своему учителю, к Кое Озаки. Он называл ее сестрицей, но не придавал этому наименованию никакого смысла. Для Чуи Кое была больше, чем просто учитель, воспитавший его, больше чем, названная сестра, готовая всегда помочь. Теплое чувство первой влюбленности охватило сердце юного мафиози, и теперь образ рыжеволосой женщины в кимоно, цвета пыльной розы, стал для него святым.
Чуя не был трусом, и посему он, собравшись с духом, признался своей «сестрице» в чувствах. Но какого было разочарование Накахары, когда Кое ответила ему:
- Чуя, ты еще ребенок. Подумай, о каких чувствах может идти речь? Я воспитала тебя, многому учила, ты для меня, как младший брат, не более. Чуя ты запутался.
Он выслушал эту речь, и ушел, оскорбленный и обиженный. Кое посмеялась над ним, не приняла его чувств, да еще и ребенком назвала. А впрочем, ребенком он и был, по сравнению с ней. Ведь она всегда была старше его, умнее, способнее. Ударив кулаком об стену, Накахара заскрипел зубами от досады. Разумеется, у него были девушки до госпожи Озаки, были и после его признания, но никого из них он не любил, как Кое.
Покачав головой, Чуя встал и ушел, оставив тебя в полном недоумении. Что же с ним такое? И к чему весь этот разговор? Кто бы знал. Вечером того же дня, ты решилась навестить Акутагаву. Он сидел в своем кабинете, листая толстую папку. Наверно, новое задание, - подумала ты, входя в его маленькую обитель. Рюнеске даже не повернулся в твою сторону, он и так знал, что это ты. Сев на стул, ты спросила:
- Как твои раны? Ты сильно поранился на прошлом задании.
- Не важно, они уже зажили. – Он перелистнул странницу, все так же буравя взглядом текст, а затем, будто вспомнив о чем-то добавил, - ты можешь не волноваться обо мне, теперь это не твоя задача.
- В каком это смысле? Как тебя понимать? – ты вскочила со стула, но Рюнеске продолжал просматривать содержимое папки. Ему действительно все равно на меня, с грустью подумала ты, он ведь даже не повернуться в мою сторону, словно я – пустое место, не более.
- Хигути выздоровела. Завтра она приступит к своим обязанностям, а ты переходишь под разделение Чуи.
– Ты так решил?
- Частично. Хигути теперь способна работать, а вы обе будете только мешать мне (впрочем, я бы и от Хигути как-нибудь бы избавился). Поэтому можешь идти, куда хочешь. Я советую тебе идти к Чуе.
И все. И что тебя больше обижало, его холодный и равнодушный тон, или эти слова, полные презрения и усталости. Ты будешь ему мешать?! Вот значит как! Гнев обуял твое сознание, рассердившись на Акутагаву, ты схватила свою сумку, лежащую на его столе, уронив несколько папок. После чего, ты быстрым шагом пересекла порог его кабинета, воскликнув на прощание:
- Приятной тебе работы! Не буду тебе мешать своей заботой и помощью, а то из-за меня еще будешь здоровым ходить! Тебе же нравится страдать и мучить других.
Рюнеске ничего не ответил, или сказал, но ты уже не слушала, и просто побежала вперед, подальше от него. Слова, наполненные отчаянием, обидой и болью, высказанные тобой, жгли глаза солеными слезами. И почему тебе так больно? Хочет быть один, пожалуйста, а ты – девушка сильная, ты выдержишь.
Задумавшись, ты и не заметила, что перед тобой стоит Чуя. Стукнувшись носом об его спину, ты, не удержав равновесие, упала.
- (Твое имя), ты чего-то бегаешь здесь? Что-то случилось: рассердила Рюнеске?- поинтересовался Накахара, протягивая тебе руку. Ты заметила, что сейчас он выглядит более спокойным, чем недавно, а на лице играет веселая улыбка. Взявшись за руку Чуи, ты встала, и, отряхивая себя, ответила:
- Можно и так сказать.
- У тебя глаза красные, (Твое имя). Ты плакала?
- Нет, просто…- ты не знала, что сказать, - просто…аллергия. Да аллергия началась.
- Как скажешь, - Чуя не поверил, поняла ты, ну и пусть, ты в жалости тоже не нуждаешься. Ты уже хотела было уйти, как вдруг, Накахара резко дернул тебя, и прижал к стене.
- Чуя, ты чего? – пролепетала ты, но он лишь прижал тебя сильнее. Холод стены обжигал обнаженные участки кожи, а горячее дыхание Чуи пускало мурашки. Накахара внимательно, и даже сердито, посмотрел на тебя, а затем сказал:
- Ты любишь Акутагаву? Неужели, из-за него ты проливаешь слезы, (Твое имя)?
- Прекрати! – ты сделала попытку вырваться, но это было бессмысленно. Чуя держал тебя крепко. – В любом случае, тебя это не касается!
Он усмехнулся, грустно и в то же время иронично, точно ожидал такого ответа. Его глаза глядели на тебя призывно, он ждал признания.
- Допустим, мне нравится он, и что дальше? Будешь смеяться? – ты прикрыла глаза.
- Нет. Я понимаю тебя, понимаю, какого это испытывать симпатию к тому, для кого ты – ребенок, помеха, ничто. – Он снова усмехнулся, а затем приблизил свое лицо к твоему, и прошептал, почти касаясь губами твоих уст, - но ведь нам, отвергнутых, тоже хочется тепла, не так ли, (Твое имя)?
С этими словами, Накахара впился жадным и властным поцелуем в твои губы. Чувство к Кое пусть и не угасло совсем, оставив, после себя, медленно тлеющую лучину, но теперь, теперь он нашел ту, кто разделит с ним, его боль, ту, что согреет его душу. Отвергнутые – так он назвал вас. Ты всегда будешь лишней для Рюнеске, он никогда не взглянет на тебя с любовью, а Кое всегда будет смотреть на него, как на маленького ребенка. Так почему же вам не быть вместе, почему не помочь друг другу?
Неуверенно, но все же, ты отвечаешь ему, осторожно касаясь ладонями его волос, плеч, обтянутых холодной кожей куртки. Тот тоже прижимает тебя к себе, обнимая за талию, сжимая ее до боли так, словно ты сейчас исчезнешь. От Чуи пахнет вином, порохом и чем-то еще, сладким, но не навязчивым, то ли шоколад, то ли кофе. Этот запах греет, он успокаивает, и тебе так и хочется, чтобы сие аромат не исчезал. И почему ты раньше не обратила внимания на Накахару? Когда в твоей груди успела зародиться маленькая толика симпатии и привязанности к нему? Чуя тоже хотел спросить себя о том же?
Он прерывает поцелуй, и берет тебя за руку, потащив за собой. Ты покорно следуешь за ним, незаметно для него касаясь своих губ. Красные, горящие огнем, они хранили запах Чуи, горько-сладкий от вина, и пряный от кофе. Чуя открыл дверь кабинета, и пропустил тебя. Пока ты разглядывала обстановку комнаты, он возился с ручкой, закрывая замок. Ты слышала, как щелкнул засов, и теперь вы оказались одни в закрытой комнате. Руки стали дрожать, а сердце панически забилось.
- Ты уверен в этом, Чуя? – спрашиваешь ты, когда юноша касается губами твоей шеи. – Не пожалеешь?
- Если ты боишься, то я прекращу, ты только скажи, - шепчет он, кусая кончик ушка, - не бойся,(Твое имя), я прекращу, если ты не захочешь, ты только предупреди. Я не сделаю тебе больно.
Он дергает воротник блузки, перламутровые пуговицы падают с шумом на пол. Следом за пуговицами летит сама блузка и куртка Чуи.

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-753.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Я напишу тебе письмо Конверт... Satae Miya 07:28:19
 ­Тест: Я напишу тебе письмо
Конверт Пятый


­­

« Я терпеть не могу вещи, подобного типа, но, если тебе так нравятся письма, то я все же напишу их. Предупреждаю тебя, (Твое имя): я не романтик, я не умею ухаживать и заботиться. Мне чуждо все, что связано с любовью и романтикой, и посему не ожидай от меня пылких признаний, нежных прикосновений и прочего, что могут ожидать девушки.
Но я могу сказать тебе одно: ты для меня нечто большее, чем друг или коллега. Когда тебя нет рядом, на душе как-то тяжко и холодно, а сердце болит, нуждаясь в тебе. Я долго анализировал свои чувства, долго пытался понять, что же со мной такое. Вскоре мне разъяснили, и тогда, признаюсь, я стал обходить тебя стороной. Я ненавидел и любил тебя одновременно. Ненавидел, за то, что ты сделала меня зависимым и слабым, за то, что заставила ревновать тебя и скучать по тебе, и метаться в панике и растерянности, когда ты была на очередном задании. Я любил за тебя, за то, что ты не боялась меня и смотрела с уважением и некой доли нежности, несмотря на то, что монстр, который загубил тысячи жизней.
Ты была доброй по отношению ко мне, моя ужасная сила, вводящая в ужас многих мафиози, совершенно не пугала и отталкивала тебя. Ты постоянно улыбалась мне, протягивая руку помощи. Ты кормила меня своими фирменными печеньями с инжиром, вероятно, узнав, что я люблю этот фрукт.
Я отталкивал тебя, не принимал твою заботу, кричал и презрительно усмехался. Я боялся того огня, горящего в моей душе, что вызывала ты.
Теперь ты работаешь в другом месте, и мы видимся не так часто, как раньше. Но знай, что я всегда незримо наблюдая за тобой. Долго думая, я, наконец, (Дазай-сан намекнул мне) решил признаться тебе в своих чувствах ведь ты (снова намек Дазай-сана) тоже испытываешь ко мне симпатию. Тебе нравятся письма. Я не знаю, чем они тебя привлекают, но все же я сделаю так, как тебе нравится.
Я пишу тебе признание в любви. Я готов всегда быть с тобой, разделяя эту тьму, что окружает нас. Я готов убить любого, кто обидит тебя. Ты, должно быть, улыбнешься, читая эти строки, но знай, что я не приму отказа!
Живя в трущобах, находясь на самом дне бездны, сборище смерти и голода, я чувствовал, как во мне медленно растет ненависть ко всем людям. Никто, видя мое положение, не помогал мне, никто не протянул руку помощи, все смотрели на меня, как на оборванца, червя, которого надо раздавить. Только Дазай –сан помог мне, вытащив меня из этого дна, и найдя применение моим силам. Я уважал его, видя в нем своего учителя, но потом он ушел, оставив меня одного. Гнев, обида, злость – стали моими товарищами. Я убивал, не щадя никого, порой, срываясь даже на своих подчиненных. Лишь ты смогла разрушить эту пелену холодного отчаяния, разогнать тьму и впустить маленький лучик света.
Ты всегда была рядом, а я этого не замечал, ты заботилась обо мне, а я не принимал твою помощь, ты всегда была за меня, а я презирал тебя. Когда же тебя отправили работать на другой конец города, то я почувствовал одиночество, что было со мной до встречи с Дазаем – саном и после его ухода из мафии. Мне не хватает тебя!»

Акутагава Рюнеске


­­

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-513.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Don't be afraid of their... Satae Miya 07:08:36
 ­Тест: Don't be afraid of their feelings/Не бойся своих чувств (Сборник)
Ребенок, увязший в ненависти


Пожалуй, эта книга действительно интересная. Юная героиня, такая прекрасная и добрая, будучи пленённой злой и завистливой колдуньей не может освободиться от ее чар. Заколдованная, она не знает, что такое любовь, что такое настоящее чувство, томящее приятной дрожью взволнованное сердце. Живя в обществе диких животных, пришедших на помощь несчастной и одинокой душе, девушка мучается. Она пытается всеми силами дать отпор жестокой злодейке, но, увы, этот прекрасный цветок не может ни ударить, ни убежать. Но вот, как и во всех сказках, появляется принц, готовый спасти очаровательную девушку, полюбившеюся ему с первого взгляда…
- Эй, блинчик! – раздался знакомый голос позади тебя, - мне скучно! Как насчет того, чтобы развлечь Великого меня!
Закрываешь книгу, предварительно поставив обложку, громко вздыхаешь и оборачиваешься на сторону звука. Так и есть. Аято Сакамаки, собственной «великой персоной», сидит, обняв руками спинку стула, и смотрит на тебя таким лукавым, хитрым взглядом. Чувствуешь, как пальцы дрожат, и тот час велишь себе прекратить панику, дабы не выдать своего страха перед этим самовлюбленным юношей. Чего только стоило его «приглашение прогуляться», где тебя сначала хотели закрыть в железной деве, потом, после того отчаянной борьбы, закончившейся твоей победой, Аято и вовсе стал распускать руки, предварительно укусив тебя. Наглый, эгоистичный вампир!
- Развлеки себя сам! – отвечаешь ты, сжав ладони в кулаки, готовясь дать отпор, если то снова решит применить силу. Аято нахмурился – он не любил, когда к нему не проявляли должного уважения и почитания – и, встав со стула, направился к тебе.
- Блинчик, ты многое себе позволяешь, - произносит он, хватая тебя за запястья и сжимая их. – Ты принадлежишь мне, а значит должна слушаться меня, своего хозяина!
- Отпусти!
– кричишь ты, ударяя юношу по рукам, - я принадлежу самой себе и больше никому!
Ты вырываешься и отталкиваешь от себя Аято, тот, видно, не ожидая такого бурного сопротивления со стороны своей «собственности», делает шаг назад от тебя. Он отворачивается от тебя, пытаясь подавить буйное пламя чувств, разожжённое тобой. Злость, такая жгучая и сильная, захлестывает его, и он еле сдерживает себя, дабы не прибить тебя, за непослушание. Но вместе со злостью приходит еще одно чувство – обида, горькая детская обида, словно перед взором жадного вампира помахали долгожданной игрушкой, а затем спрятали ее.
И что за девчонка? Думает вампир, - как она, эта маленькая, слабая девушка, корм для вампиров, если уж так можно сказать, сопротивляется ему, столь отчаянно защищая свою честь и неприкосновенность.­ А ведь она, кажется, даже не боится его! Что за девушка!
Отвернувшись от Аято, ты снова принялась за чтение. Что же, схватка выиграна, а значит сейчас, сие разозленный вампир уйдет, пыхтя и негодуя о такой неслыханности – отказать Великого ему! Ну и черт с ним! Главное, поскорее закончить чтение и узнать какие еще злоключения свалятся на головы несчастным влюбленным. Что же будет с ними завтра? Сумеют ли они пройти все испытания? Ах, как жаль, что такие сильные, такие пылкие чувства могут встретиться только в книге! Как же ты мечтала поскорее выбраться из этого ада, коим оказался дом братьев Сакамаки – жестоких и бесчувственных вампиров с садистскими наклонностями. А ведь попала ты сюда совершенно случайно, заблудившись в незнакомом тебе месте – лесу. Долго петляя среди деревьев, да мелких речушек, ты вскоре вышла на большую и темную дорогу. Наступила ночь. Лес, днем такой красивый и поэтичный, ночью принял облик страшного монстра, желающего погубить заблудшую душу. Черное небо, тоже не вдохновляло ни на какие идеи, и посему, недолго подумав, ты решилась пойти по этой дороге, которая и привела тебя к мрачному огромному зданию, что, казалось, выросло из сгустка мрака и призрачного света луны. Так ты и познакомилась с Сакамаки, которые решили сделать тебя своей игрушкой.
Но, ожидая покорного послушания, они и не думали, что такая милая и хрупкая девушка способна дать отпор, да еще разразиться целой тирадой оскорблений и проклятий. Уже в первый день ты чуть не подралась с Канато, когда тот включил стадию «истерички, бьющей могилу цветами», хорошенько расцарапала лицо Райто, решившего распустить свои руки, и поругаться с Субару, сломавшего пару стен особняка. Словом, ты сумела доказать всем вампиром, что люди не такие уж слабые и ничтожные существа, не умеющие защищать себя и свою честь.
Единственный, кто смог укусить тебя, был Аято. Когда ты усталая и голодная – поесть тебе не дали из-за твоего «невоспитанного поведения» - сидела на подоконнике, смотря на луну, тот подошел к тебе. После пары оскорблений, и твоих попыток вырваться, Аято все же смог укусить тебя, а после укуса еще и самодовольно заявить, что отныне ты собственность Великого Аято. Прошло пару месяцев, остальные вампиры к тебе не лезли, кроме, разумеется, самого «хозяина».
А сейчас, этот самовлюблённый юноша снова пришел к тебе, да еще с таким требованием! Перелистываешь странницу, продолжая читать. Постепенно нити сюжета снова захватили тебя, заставив позабыть обо всем, увлёкшись чувственным объяснением героев, ты и не заметила, как Сакамаки подошел к тебе.
- И что такого интересного в этих книгах о любви? – бурчит он, касаясь подбородком твоей макушки, и обхватывая руками твои плечи. Устало вздыхаешь – книгу сегодня не дочитать. Иногда вы с Аято деретесь, ругаетесь, а иногда он так по-детски проявляет к тебе свое отношение. Нет, точно большой ребенок, которому так необходимо внимание!
- Ты не поймешь, у тебя свои ценности, - только и отвечаешь ты, - для нас людей – любовь, есть главное и великое чувство, которым мы так дорожим.
- Пф, любовь, - смеется он, - вам, людям только этого и надо!
Аято смеется, а ты с удивлением смотришь на него. Он никогда не смеялся, да еще таким веселым и искренним смехом. Заметив, что ты смотришь на него, Аято резко хватает тебя за плечи, и бросает на кровать.
- Что ты делаешь? – кричишь ты, но он только ухмыляется.
- Ты ведь сама говорила, что вам так нужна любовь. Что же, Великий я готов подарить ее тебе, - он приближается к тебе, хватает одной рукой за талию, другой за подбородок и, не внимания на твои просьбы и попытки оттолкнуть его, целует. Он целует властно, не сдержанно, точно уже давно хотел совершить этот поступок. Сопротивляешься, но все бессмысленно, сейчас Аято сильнее тебя. Его руки касаются пуговиц на твоей блузке, и вот чувствуешь, как они быстро расстегивают их, дергая.
- Нет! Аято, нет! – ты хватаешь его за руку, прося прекратить, на что вампир лишь злобно пыхтит.
- Чего тебе еще надо, блинчик? – спрашивает он, - ты сама говорила, что хочешь любви, а теперь… Я не пониманию!
- Ты говоришь о разных вещах. Любить и хотеть физической близости – это разные вещи!

- Пф, как же с вами людьми трудно, все у вас не так! – он убирает руки, отворачиваясь от тебя, пока ты быстро застегиваешь пуговицы. – И как только я смог привязаться к такой строптивой девчонке!
- Что? – машинально спрашиваешь ты. Румянец блестит на щеках Сакамаки, когда он понимает, что фактически признался тебе. Не отвечая на твои расспросы, он снова обнимает тебя, прижимая к себе и силой укладывает.
- Не вырывайся, просто спи, - говорит он, вдыхая аромат твоей кожи. Слабо улыбаешься, как же с ним трудно, он такой вредный, самолюбивый, но иногда и милый и даже добрый. Неужели, это любовь о которой ты читала книгу? Кто знает.

­­

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-298.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Его поцелуи (Сборник) Игривый поцелуй Ты весело засмеялась... Satae Miya 06:26:24
 ­Тест: Его поцелуи (Сборник)
Игривый поцелуй


­­
Ты весело засмеялась, наблюдая за Элиотом, который, пыхтя от негодования и гнева, пытался снять с дерева очередного кота Ады Безаурис. Кот - маленький рыжий сгусток недовольства - шипел, выгибаясь дугой. Было видно, что слезть он не может, но и к Элиоту идти явно не собирается.
- Иди же сюда, глупое создание! - воскликнул Найтрей - младший, пытаясь схватить наглеца за шкирку. Еще раз зашипев. кот взмахнул лапой, оставив на щеке юноши кровавый след.
Только Элиот хотел было закричать, как вдруг, кот сам прыгнул к нему руки,испуганно мяукнув. Недолго думая, юноша поспешил слезть с дерева, а затем сбросить противное животное.
- Молодец, Элиот! Ты такой герой! - захлопав в ладоши, произнесла ты. Весь гнев на глупое животное мигом прошло, стоило Найтрею заметить радость и восхищение в твоих глазах. Немного покраснев, он выпрямился, и произнес, гордо вскинув голову:
- Да, я такой! А ты думала, что я струшу?
- Разумеется, нет. Но я так за тебя перепугалась, а вдруг ты бы упал. Или это глупое животное исцарапало бы твое лицо.
- Он и так меня задел, - Элиот провел рукой по щеке. На тонких пальца пианиста была кровь. Засуетившись, ты подошла к нему, и протянув руку в сторону его лица, провела платком по ране. Найтрей смутился, хотя и старался не подать ввиду. Твои прикосновения к его лицу ему нравились, но, в силу своего гордого характера, он не мог этого признать.
- А мне, как герою, достанется награда - вдруг сказал он, когда твои пальцы случайно задели его губы. Ты немного покраснела, а затем кивнула, и встав на носочки. обняла за шею юношу. Тот, не ожидая подобного рвения от тебя, удивился, но также, как и ты обнял тебя, прижимая к себе. Ты мягко прикоснулась к его царапинам, целуя каждый уголок, а затем облизнув их. Затем слизнув, выступившие капельки крови, ты стала целовать его лицо, покрывая его быстрыми и нежными поцелуями. Наконец, ты дошла до самого главного - его уст, но тут уже Элиот перехватил твою инициативу. Отстранившись от тебя, он внимательно посмотрел на твои приоткрытые от недовольства губы, и резко приблизился к ним. Сначала укусив верхнюю, а затем нижнюю губу, он облизнул их. Решив подразнить тебя, Элиот то прикасался, то снова отстранялся от тебя, прерывая ваш контакт. Ты недовольно посмотрела на него. Наконец. юноша решил больше не мучить тебя, и поцеловал. Его губы нагло сжимали и посасывали твои, ты застонала. Углубив поцелуй, Элиот прошелся языком по твоим зубам и стал посасывать язык. Ты вся залилась краской. Воздух вокруг вас накалился, и когда тебе стало не хватать воздуха, вытянув руки, отстранила от себя юношу.
- Ты ведь хотела продолжить, - язвительно ответил тот, и, заметив твое сердитое личико, засмеялся, снова притягивая тебя для очередного поцелуя.
­­
­Темница рыжих ворон
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1116-823.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Трагедия любви (Сборник) Защита и волшебство Как же это ужасно... Satae Miya 06:18:38
 ­Тест: Трагедия любви (Сборник)
Защита и волшебство


­­
Как же это ужасно – любит ту, что никогда не поверит в твои чувства. А ведь я ей нравлюсь, это я знаю точно, но почему, почему ты такая упрямая, (Твое имя)? Почему ты не можешь принять мои чувства, мою любовь к тебе, в то время, как свое отношение ко мне ты выражаешь, не боясь с холодности с моей стороны? Ты странная девушка, и, пожалуй, именно это мне нравится в тебе.
Ее привел Куникида. Тогда я ее впервые и увидел – маленькую, дрожащую от холода и страха. Она была похожа на меленького котенка, потерявшего свой дом, так и хотелось прижать ее к себе, погладить по голове, чтобы увидеть улыбку на тонких устах. Как оказалось, она была пострадавшей, и теперь директор поручил Детективному Агентству присматривать за ней. Звали ее (Твое имя).
Так как Куникида, как он выразился, по «техническим» причинам не мог принять девушку у себя, Ацуши и сам еле ютился в маленькой квартирке, то было решено, что (Твое имя) будет временно жить со мной. Я поселил ее в своей комнате, и, пожелав ей спокойной ночи, ушел в гостиную, решив не тревожить свою новоявленную гостью разговором. Однако разговор с ней все же произошел – ночью.
Она плакала. Я слышал, как, старательно подавляя всхлипы, она рыдала. Не выдержав, я открыл дверь, за которой сидел, и направился к ней.
- Что с тобой? Что-то болит? – мой голос звучал нежно и заботливо, точно у родителя, желающего помочь своему чаду. И она почувствовала это, прижавшись ко мне. Долго мы сидели в молчании, прерываемые ее тихими всхлипами, а затем (Твое имя) заговорила.
Ее похитили, потом тяжело и долго пытали. Отец (Твое имя) был влиятельным и знатным человеком, и посему от несчастной девушки требовали какой-то код, которого она не знала.
- Даже, если бы я знала этот таинственный код, я бы все равно не сказала бы им! – запальчиво прошептала она, и, заметив, что я внимательно смотрю на нее, (Твое имя) покраснела и отвернулась.
- Ты очень смелая девушка! – я погладил ее по голове, и она дернулась. Сам не знаю почему, но стоит только моему взору опуститься на эту маленькую ,но такую решительную девушку, мне хочется обнять ее, прижать к себе, чтобы спасти от всех бед в мире, что грозят ей.
После того разговора, мы с ней подружились. Она много путешествовала, и поэтому многое знала и видела. Вдобавок, обладая прекрасным красноречием и способностью описать картины мира, одним только словом, она была интересным и привлекательным рассказчиком. Я часто слушал ее, порой позабыв обо всех проблемах и предрассудков своей жизни. Ее слова, ее мимика и речь, ее нежный, точно шелк, голос и приятная внешность были для меня сродни волшебству, а сама она казалась мне необыкновенной волшебницей. Я был рад, что она поселилась у меня.
И однажды, собравшись с мыслями, и все хорошенько обдумав, я признался ей в своих чувствах, а она… посмеялась и сказала, что это была необычная шутка. Я тоже, сам не знаю зачем, посмеялся вместе с ней. Глупая. Она считает, что я шучу, что я не могу любить ее, и посему все мои попытки и признания она воспринимает, как простую дружескую издевку. А я был готов волком выть, чтобы доказать всю серьезность своих чувств, показать ей всю глубину своей любви. Почему же ты не веришь мне, (Твое имя)? Неужели мне нужно достать луну с неба, чтобы до твоего наивного сознания дошло, что я не вру.
- Дазай, - однажды начала она, после моей очередной попытки признаться ей, - я видела, как ты используешь Айцуши, легко и небрежно дразнишь Куникуду, буквально водя его за нос. Ты очень умный, хитрый и проницательный человек, поэтому, я не верю тебе. Я не хочу быть игрушкой в твоих руках, не хочу, чтобы ты тоже управлял мной.
- Я никогда так с тобой не поступлю, - произнес я. Сопротивляться и говорить, что она не права начет Ацуши было глупо, поскольку (Твое имя) тоже была не глупой девушкой. – Я действительно люблю тебя!
- Может быть, - она пожала плечами, - все может быть, но, пожалуйста, давай не будем больше об этом говорить.
Она повернулась к плите – мы были на кухне, готовили ужин вместе.
- Я докажу! – я вскочил со стула, - Я обязательно докажу тебе, что ты не игрушка, не предмет для использования для меня. Я достану луну с неба, звезды с кратера, я готов, уничтожить мафию, что похитила тебя!
(Твое имя) повернулась ко мне. Долго ее глаза изучали меня, затем она произнесла:
- Докажи, обязательно докажи, - с этими словами она улыбнулась, - а я буду верить и ждать.
«Дорогая моя (Твое имя) моя любовь к тебе – не игра на публику. Это настоящее, порожденное сердцем, чувство, что я готов доказать тебе. Ты тоже питаешь ко мне симпатию, но не рискуешь верить мне. Но я обязательно сделаю так, чтобы ты смотрела на меня с доверием, чтобы ты тоже любила меня. Обязательно!»

Пнуть Кюхеля можно здесь­Темница рыжих ворон

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-218.html
Прoкoммeнтировaть
Satae Miya 06:11:50
Запись только для друзей.
Satae Miya 05:59:52
Запись только для меня.
пятница, 24 августа 2018 г.
Тест: История. Он... -Нужно быть осторожней,"т.и"-Ле­ниво протянул... Satae Miya 17:02:07
 ­Тест: История.
Он...


-Нужно быть осторожней,"т.и"-Ле­ниво протянул парень, таща тебя на своей спине.
Ты наморщив свой аккуратный носик с шумом выдохнула, всё же Муросакибара прав. Не стоило прыгать по лестнице через ступеньки, неудачно приземлившись ты подвернула себе ногу и теперь высокий баскетболист-сладко­ежка нёс тебя домой. Пакетик с вкусняшками раскачивался в такт его ходьбы, те перехватила ручки покрепче и ещё раз вздохнула.
- Ты, прав Му-кун. - Пробормотала ты парню в затылок, закрывая при этом глаза и вдыхая, полюбившийся тебе запах молодого человека.- Ты знаешь завтро открываеться новая кондитерская, может сходим.
Фиолетововолосый остановился, покрепче перехватив твои ноги. Баскетболист с толикой разочарования в голосе, отказался от твоего предложения, подкрепляя свой ответ, фактом вывихнутой ноги.
- Давай, лучше дома приготовим шоколад? - парень скосил свой взгляд на тебя, боковым зрением наблюдая за твоей реакцией.
- Угу... - С румянцем на щеках и со смущённой улыбкой, согласилась ты.
- Хорошо, тогда я приду завтра со всем необходимым. - Поставив тебя на крыльцо твоего дома, баскетболист забрал у тебя пакет со вкусностями и чмокнув в щёку, быстрым шагом покинул территорию твоего дома.

­­
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1098-993.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Письмо. 2. Аомине Дайки предпочитал на уроках литературы спать... Satae Miya 16:47:03
 ­Тест: Письмо.
2.


Аомине Дайки предпочитал на уроках литературы спать, да вот сейчас что - то не сложилось. Вместо этого он пилил взглядом спину девушки, сидящей перед ним. Лицо юной особы было повёрнуто к преподавателю, поэтому Аомине пришлось довольствоваться звучанием её имени.
- [Твоё имя], - медленно произнёс Дайки, как бы пробуя слово на вкус.
Но ты не отозвалась, только недовольно дёрнула плечом. Юноша горько усмехнулся и откинулся на спинку стула, прикрыв глаза.
Причину игнорирования была известна Аомине - ты была на него обижена. Баскетболист не очень понимал пространные, на его вкус, объяснения - что - то вроде: "Ты отгораживаешься от всего мира, это я ещё могу понять, но я - то тебе что сделала?! Дайки, идиот, я же тебя люблю!" - но это "люблю" прочно засело в его голове. И, здраво рассудив, что женщину может понять только женщина, он потребовал объяснений от Момои.
- Идиот ты, - ответила она тогда ему. - Ты ничего не понимаешь в людях, но подсознательно чувствуешь их страх перед твоей силой. Поэтому отгораживаешься от них. А разграничивать это ты не можешь, поэтому и нас с [Твоё имя] тоже начал сторониться.
Задним числом Аомине понимал, что она права, но признавать это отказывался. Ни от кого он не отгораживался! Не было такого.
Но с тобой ему помириться очень хотелось. Для юноши ты была человеком, к которому можно прийти в хорошем настроении и нарваться на положительный отклик, а если у него было плохое настроение, он мог получить и утешение и совет. Именно тебе он не боялся показывать любые состояния и своего тела, и своей души, он чувствовал, что ты - его верный, надёжный тыл, сподвижник, а это дорого стоит.
Но этот тыл он самолично профукал. Нехорошо получилось.
Он, конечно, пробовал просить прощения, и не раз. Но ты поставила условие - простишь его только тогда, когда он поймёт, за что ты, собственно, его так жестоко наказываешь.
Чёрт, как же всё сложно!
Дайки решил послушать учителя. Ну так, для разнообразия. Чтоб отвлечься.
- Было время, - говорила пожилая дама, ведущая у вас литературу, - когда все писали письма...
Всё гениальное - просто. Вот и Аомине посетила простая, но от того не менее гениальная идея - написать тебе письмо. Он здраво рассудил, что писать о том, чего не понимаешь, нельзя, поэтому предприятие имело весьма неплохие шансы на успех. Хотя вскоре он понял, что выжмет из себя только короткую записку, поэтому от идеи с письмом отказался, мысленно решив, что попросит кого - то со стороны передать тебе бумажку.
Аомине Дайки, великий и ужасный, принялся компоновать слова. В итоге черновой вариант был готов через пять минут, но совершенно не удовлетворял юношу - две строки, в которых даже извинения нет. Решив, что так дело не пойдёт, он начал по новой.
"[Твоё имя], это уже перебор. Я каждый урок вижу твою спину, каждый урок по несколько раз зову тебя, а ты молчишь. Ты же знаешь, что я доверял, доверяю и буду доверять тебе больше всех, кого я знаю. Я, может быть, немного и не давал тебе этого понять, но..."
Тут Дайки замялся. Ведь нужно либо убедительно соврать, что с тобой никогда не получалось, либо говорить правду, которую он ненавидит.
Тяжело вздохнув, юноша решил не экспериментировать и сказать всё как есть:
"...я не умею по - другому. Понимаешь, прийти к тебе и посидеть рядом, поговорить... Ну, это потолок мой. Я не знаю, как мне выразить то, что я к тебе чувствую. А чувствую я много, да. Очень много, меня просто распирает иногда. Я себя заставляю сдерживаться, потому что..."
Творческие муки настигли Аомине вовремя - учительница начала ходить между рядами. Поэтому он мог немного подумать, а не лепить то, что в голову придёт.
Почему, собственно, он заставляет себя сдерживаться? Ему нужно было ответить на этот вопрос честно, иначе бы ты не признала и эту попытку извиниться.
Аомине искусно выводил загогулины на полях своей тетради, когда к нему пришло озарение. Он бросился записывать его:
"...потому что боюсь сделать что - то не так".
Он поморщился, выводя это предложение. И решил, что хватит с него откровений - не любил он признавать, что боится чего - то. Даже такой ерунды, как потеря девушки. Хотя кого он обманывает, не ерунда это, третью неделю мучается уже!
Торопливо написав: "Поэтому прости, я очень хочу быть с тобой снова", - он скомкал бумажку. Звонок с урока прозвенел сию же секунду.
Дайки смотрел из - за угла, как трясущийся мальчишка в огромных очках протягивал его записку тебе. Твои брови поползли вверх, а на лице нарисовалось выражение неподдельного любопытства. Аомине довольно усмехнулся.
Ты развернула бумажку и прислонилась к стене, углубившись в её чтение. Дайки решил, что можно выходить из своего укрытия, всё равно чтение займёт от силы пару минут. Поэтому, когда ты дочитала последнее слово, над твоим ухом раздался тихий голос, который заставил мурашки табуном пробежать по телу:
- Прощён?
Прoкoммeнтировaть
Satae Miya 16:21:49
Запись только для меня.
воскресенье, 19 августа 2018 г.
Тест: •Она [Сборник] первый парень на деревне; HIM - Join me in death... Satae Miya 16:00:06
 ­Тест: •Она [Сборник]
первый парень на деревне;


HIM - Join me in death.
­­

Леденящий свежий ветер холодит кожу и развевает густые уложенные волосы. Темнота вокруг сгущается, и одинокий фонарь на этой заброшенной пристани не справляется с напором ночи. В такой обстановке становится не по себе, пульс учащается, словно собственное тело предвкушает то, что произойдет в следующий момент.
За спиной - высотки города, родные улочки и кварталы, за спиной - страх и ненависть, горе и утрата. Впереди - шаткие деревянные перила и умиротворяющая водная гладь, на которой весело переливаются отблески неонового света фонаря.
Тишина. Слышалось только собственное сердцебиение, пульсацией отдающееся в висках.

Сильнее сжимаешь перила, прикрываешь глаза и подставляешь лицо, влажное от слез, охлаждающим порывам. Страха нет. Смысла нет. Уже ничего нет.

- Я искал Вас всю свою жизнь, прекрасная леди!

Вздрагиваешь и осматриваешься, но не успеваешь опомниться и удивиться тому, как ты не услышала шаги незнакомца, как тот тут же взял твою ладошку и зажал между своими теплыми руками, смотря прямо тебе в глаза. От близости и наглости молодого человека становится неловко, чувствуешь, как кровь подступает к щекам.

- Что Вы...себе позволяете? - выпаливаешь ты, пытаясь выдернуть руку. Незнакомец резко опомнился и, мягко улыбнувшись, склонился в приветственном поклоне.

- Простите мою дерзость, прекрасное создание, просто не смог устоять перед Вашей красотой.

Его слова явно льстили, его общество казалось слишком навязчивым, а улыбка и манеры - слишком наигранными, чтобы быть правдой. Ты не сильно обрадовалась неизвестной компании, к тому же мужской. Кто знает, что этот человек делал ночью в заброшенном порту. Он не прекращал улыбаться, однако выглядел достаточно серьезным.

- Неужели в Вашей жизни нет ничего, что могло бы удержать Вас?

Удивленно смотришь на него, но быстро осознаешь смысл его вопроса и спешишь оправдаться.

- Нет-нет, я не...Вы не подумайте. Я не хочу умирать, - убираешь руки от перила и прячешь в карманы легкого осеннего пальто. - Сама не знаю, что тут делаю, ноги сюда привели.

- Бессонница? Понимаю, - его негромкий голос уже не кажется таким раздражающим, а его лицо, озаренное неоновым светом, и вовсе привлекательным: шатен с аккуратными чертами внешности и темно-карими глазами. Высокий, хорошо сложен. Ты не привыкла засматриваться на незнакомых людей, но от своего ночного спутника просто не могла оторвать взгляд. И, что странно, замечала, что он испытывает тоже самое, касаемо тебя. - А я тут тоже по зову судьбы. И вот, встретил Вас.

Его слова напрягают еще сильнее. Нет, серьезно, что он тут делал? Не могут же два человека ночью прийти на заброшенную пристань без задней мысли? Просто так? Захотелось срочно покинуть общество незнакомца, да и в сон начало клонить.

- О, Вы не пугайтесь, я не трону Вас.

- Не сказать, что это меня сильно успокоило, - честно призналась ты и пожала плечами, в случае чего готовая прыгнуть с пристани и плыть вдоль берега, пока не найдешь людей. Любые незнакомые мужчины, даже такие обаятельные, как этот, в темном безлюдном месте вызывали страх, который тяжело было притупить.

Мы долго ждали,
Когда наступит этот момент,
И нам не терпится соединиться,
Вместе покинув этот мир...


- Так Вы не собирались прыгать? - на всякий случай спросил незнакомец, а в его голосе звучали нотки разочарования. Странный тип.

- На самом деле, иногда - очень хочется. Просто наплевать на все проблемы и дела, оставить все и уйти. Вы не подумайте, я в своем уме, просто ведь у всех бывают тяжелые минуты в жизни. И то, как ты переносишь эти минуты, зависит от самого человека. Либо прыгаешь с моста, либо, стиснув зубы, стойко переносишь все трудности.

- И Вы - два в одном?

Киваешь, сама не понимая причину своей резкой откровенности.

- Иногда не хочется жить, но и умирать тоже. Просто...просто нужно время, чтобы найти в себе силы.

- Я хорошо понимаю Вашу позицию, - незнакомец сделал паузу, и его слова не казались тебе наигранной бессмыслицей. - Порой и меня охватывают подобные мысли, и приходится мириться со своим бессилием или же пытаться все исправить.

- И получается исправлять?

- Если бы не получалось, я бы перед Вами не стоял, - незнакомец усмехнулся.

- Тогда, Вы - очень сильный человек.

- Нет, что Вы. Я бываю настоящим трусом. Ведь сильный человек не стал бы пытаться свести счеты с жизнью просто потому, что ему не для чего жить? - и в доказательство своих слов шатен закатывает рукава своего плаща, показывая перебинтованные запястья на обеих руках. Ты беззвучно вскрикнула. Ты никогда не заходила так далеко и даже подумать об этом не могла. Перед тобой буквально стоял живой мертвец.

- Это, наверное, больно, - шумно выдыхаешь, пятишься назад. Незнакомец поправляет рукава и пожимает плечами.

- Когда как. Это зависит от того, почему ты это делаешь.

Ты поникла, его стало как-то жаль. Действительно ли он настолько несчастен, что уже несколько раз пытался покончить с собой? Действительно ли рядом с ним нет никого, кто бы мог поддержать его? Он казался приветливым и дружелюбным, наверняка, таким, как он, легко заводить знакомства.

- Выходит, это в Вашей жизни нет ничего, что могло бы удержать Вас? - повторяешь вопрос, услышанный от незнакомца и ласково смотришь на него, словно одним взглядом пытаясь отговорить его от подобных вещей.

Шатен, широко улыбнувшись, взъерошил густую чёлку.

- Последние пять минут мне стало казаться, что есть.

Ты поняла, что он просто заигрывает с тобой таким своеобразным методом. Если еще и будет шантажировать тебя тем, что сбросится с причала, если ты не пойдешь с ним на свидание, толкнешь его сама. И чего вообще ты ожидала от такого легкомысленного человека? Однако, его общество перестало казался напрягающим, и тебе подумалось, что не такой уж он и плохой. А, впрочем, кто знает, до чего доводят ночные знакомства.

- Льстец.

- Всего лишь певец женской красоты, - незнакомец все так же заразительно улыбался, и тебе пришлось отвернуться, чтобы не улыбнуться в ответ.

Этот мир - жестокое место,
Мы здесь только для потерь.
Так что пока жизнь нас не разлучила,
Пусть смерть благословит меня с тобой.


Кажется, вы провели в обществе друг друга всего несколько минут, но ты уже испытала столько эмоций в адрес этого незнакомца. Он охотно шел на разговор, но при этом оставался загадочен и немногословен, словно змей-искуситель. Много ли бедных заблудших девушек он заполучил благодаря своему шарму? В любом случае, даже чувствуя симпатию к нему, ты не хотела бы становиться одной из таких девушек.

Незнакомец несколько приблизился и, облокотившись, об перила, почти соприкасался с тобой плечом.

Ветер все так же пробирал насквозь, однако, казался теплее, чем до прихода шатена.

Тишина не давила на уши, пусть в голову не лезла ни одна тема для разговора, молчать со своим ночным спутником было комфортно. Его едва слышимое дыхание успокаивало.

Ты чувствовала, как медленно закрываются твои глаза, и сон почти закрадывается в твое тело. Воспоминания о прожитом дне тяготили душу, но ты не могла и не хотела рассказать все незнакомцу. Кто знает, кем он окажется. Суть не в том, что расскажет кому-то доверенную информацию, суть в том, что он может вернуться и стать частью твоей жизни. А никому бы не хотелось того, чтобы кто-то с кем он постоянно контактирует, слишком много о нем знал. Люди бояться быть на виду, боятся осуждения и потери конфиденциальности,­ поэтому привыкли к одиночеству и вечным жизненным проблемам, с которыми надо справляться самостоятельно. Не выдавая никому своих слабостей.

И вспомнив глаза той женщины, что прямо на твоих глазах сбила машина, ты едва не вскрикнула. Именно из-за этого ты не спишь уже несколько ночей подряд. Её страх преследует тебя. Её страх стал твоим страхом. Бедняга скончалась на месте, а её широко раскрытые светлые глаза снова и снова прожигает до самых потаенных уголков сознания.

- Все в порядке?

- Да, - врешь.

Нельзя, нельзя ничего рассказывать незнакомцам. Ничего.

- Вас что-то гложет?

- Нет, - опять врешь.

Почему он спрашивает, если видит, что ты не настроена на разговор? С чего бы ему лезть в чужую жизнь?

- Я могу помочь?

Поднимаешь на него затуманенные влагой глаза. Может, все-таки стоит? Эту женщину ты не знала, поэтому, если ты поделишься с кем-то своим страхом, она же должна оставить тебя в покое?

Киваешь.

- Что я могу сделать?

- Выслушайте, - пауза. Дрожь пробирает до костей. Ветер усиливается. - Я видела, как погиб человек. И её лицо все ещё стоит у меня перед глазами.

Всё. Как груз с плеч. Всего пару слов, но они смогли облегчить твою душу. Как странно, но ты никогда бы не подумала, что бессмысленный диалог с совершенно не знакомым человеком тебе так поможет. Ты даже посетила психолога и пила успокоительные, но монотонный голос мужчины в очках, твердившего, что тебе понадобится курс усиленной терапии, твердил только о деньгах и выписал какой-то рецепт, лекарства из которого стоили половину твоего месячного заработка. Но не стоили и доли пережитого страха.

Шатен легко приобнял тебя и свободной рукой погладил по волосам. От движений его руки все воспоминания уходили в землю, словно электрический заряд. Зарываешься в его объятия и прижимаешься к груди.

***


Эта глупая единичная встреча надолго осталась в памяти каждого из вас.
Очарованный откровением незнакомки, шатен еще долго искал в толпе изящную фигуру, приходил ночами на тот причал и много думал, почему же он не спросил твоего имени.

«Вы - очень сильный человек», - сказала она тогда.
Но умение смеяться смерти в лицо - является ли показателем силы?
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1118-383.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: •|Их ненормальная любовь|Сборник|Part­ 1|• суицидник-неудачник­... Satae Miya 12:51:06
 ­Тест: •|Их ненормальная любовь|Сборник|Part­ 1|•
суицидник-неудачник­ твой <3


Фор ­Мисс Веролика.

Постучался в двери там, где вишни зрели,
К той, что пела песни да низала бисер,
Где играли звери, где плясали перья,
О незваном госте прошуршали листья.

­­


Здесь хорошо. Знойный летний ветер щекочет кожу, развивает волосы, освежает лицо, подставленное его порывам. Неестественно голубое небо пересекают редкие птицы, своими мелодичными криками отгоняя тишину. Деревья же шелестят с ними в унисон.

Эти мгновения могут длиться вечность?
Твоим мыслям вторил граммофон и пластинки с классической музыкой.

Сидя на расстеленном старом покрывале на траве у озера, вышиваешь крестиком замысловатые узоры - бесцельно, общая картинка ни до конца вырисовывается в твоей голове, но общий вид работы, в целом, устраивает тебя. Аккуратные разноцветные стежки радуют глаз.

Справа раздался грохот и приглушенный стон, и боковым зрением ты улавливаешь движение. У тебя гости? Ты не ждала гостей - ближайшие километров десять здесь ни живой души.

Тебе пришлось зайти в дом и найти отцовский карабин, чтобы, с оружием наперевес, разведать обстановку.


У самой калитки, в траве, лежал мужчина лицом вниз. Его темный плащ был окровавлен, кровь блистала на кудрявой шевелюре незнакомца. Он ранен, сомнений нет. А не мертв ли?

Ты садишься на корточки возле него, пальцами щупаешь пульс на шее - жив.

Ладно, одним вопросом меньше. Но что он здесь делает? Кто это? Каким образом он получил эти ранения? Твой чуткий нюх учуял запах пороха. В него стреляли? Выходит, он убегал от кого-то, и смерть едва не настигла его. Он бандит? Насильник? Вор? Убийца? Или всё сразу?

Не без труда ты дотащила его к крыльцу, но осознала, что поднять и занести его в дом ты не сможешь. Седьмое пекло! Этого еще не хватало, свалился он на твою голову. Ты едва сдержалась от того, чтобы пнуть незнакомца.

Тебе пришлось соорудить носилки из первых попавшихся под руку материалов - двух веток, того самого покрывала и веревки. Пожалуй, если бы незнакомец был в сознании, он бы не переставая кряхтел от боли: так часто ты его вертела и перекидывала.

Устроив молодого человека на собственной кровати, ты порезала его верхнюю одежду и рубашку, чтобы осмотреть раны. Ты сразу поняла, насколько он красив: хорошо сложенное тело, кудрявые темно-русые волосы, аккуратные черты лица и густые ресницы. Он тяжело дышал, полуоткрытый рот даже смутил тебя. Какой ужас. Стоило этому незнакомцу появиться тут, он уже создал столько проблем. Что с тобой будет, когда он очнется?

Ты не медик, но в критической ситуации сообразила, как нужно действовать. Обработав пинцет спиртом, ты достала из ран пули. Да уж, полевая медицина - не твой конёк, но если это спасет незнакомцу жизнь, нужно постараться. Обработав раны, ты зашила их шелковой нитью, которая еще осталась со старого бабушкиного набора для шитья. Эта нить ведь подойдет? Конечно, медицинской у тебя не нашлось, но, ты лелеяла надежду, он не умрет от заражения.

Операция была окончена уже за полночь, когда ты наложила повязки и без сил свалилась на диван на кухне. Он ведь не будет долго занимать твою кровать? Диван оказался неудобным, но перспектива лечь рядом с незнакомцем еще более отталкивала тебя.

Ты провалилась в сон, убедившись, что крепко сжимаешь карабин под подушкой.

Утро встретило тебя солнечными зайчиками на лице, ты не сдержала умиротворенной улыбки. Делаешь глубокий вздох, и аромат пыльных книг и кофе на полочке бодрит дух.

Незнакомец все так же лежал без сознания. Ты проверила швы, положила на теплый лоб смоченную водой тряпочку, пригладила его волосы. Ты осмотрела его вблизи, бинты на лице озадачили тебя - они были и до того, как ты накладывала повязки. Правый глаз был скрыт, и ты задумалась, есть ли он у него вообще. Похоже, он попадает в такие ситуации ни в первый раз, но вот ты подобного не разделяла. Не каждый день ты тащила в дом незнакомых мужиков, обхаживала их и отпускала с миром. Хотя, вопрос о том, выживет ли он, все еще стоял ребром.


Он пришел в сознание только на четвертый день, когда ты уже относительно свыклась с присутствием дома полуживого-полумерт­вого незнакомца, и не так шарахалась, забывая о том, что подобрала его.

Он разлепил глаза всего на секунду, дыхание стало спокойнее. Ты подошла ближе и замерла.

- Вы меня слышите?

Он отозвался глухим стоном.

Похоже, ему хорошо досталось.

- Я обработала Ваши раны и...э-э... - ты замолчала. Было ужасно неловко. - Я оставлю Вас, отдыхайте. Если захотите пить или будете голодны - подайте мне знак.

Ты вернулась через полтора часа, собирая ягоды в лесу - дикая малина и земляника не могли не радовать своими размерами и сладостным ароматом.

Он лежал с открытыми глазами, уставившись в потолок. Как только ты подошла достаточно близко, перевел на тебя немигающий взгляд.

- Я умер?

Ты не сразу осознала суть вопроса.

- Нет, вроде как.

- Тогда почему рядом со мной прекрасный ангел?

Ты вновь не сразу поняла, но, осознав, почувствовала, как к щекам прильнула кровь.

- В-вам положен отдых и покой. Постарайтесь не разговаривать.

Он сдержанно улыбнулся. Гад.


На следующий день он был бодрее, ты даже смогла покормить его, словно ребенка, с ложечки.

- Моему Ангелу доставляет удовольствие ухаживать за кем-то?

Ты опомнилась, что пялишься на незнакомца ласковым, почти материнским взглядом.

- Не могу отрицать. Просто я одна живу, иногда не хватает чужого общества. А тут - Вы...

- Ты. Я думаю, мы уже достаточно близки, чтобы обращаться к друг другу на "ты". По крайней мере, я спал в твоей постели.

- Но меня же там не было...

- А было бы неплохо, если бы была.

Может быть, ему подкинуть что-нибудь в суп в следующий раз? Чтобы за языком следил, бессовестный.


Через неделю он уже стоял на ногах, пусть ты и не хотела, чтобы он сломал себе (да и тебе) что-нибудь, неуверенно передвигаясь. Однако ничего подобного не случилось.

Ты нашла в себе силы удовлетворить свое любопытство, и, меняя повязки на восьмой день, задала давно волнующий тебя вопрос:

- А у тебя есть правый глаз?

Он перевел на тебя удивленный взгляд.

- Да.

Ты кивнула. Неловкость этой сцены смущала тебя больше, чем тот факт, что ты почти в открытую лапаешь незнакомца.

- Могу и я задать вопрос?

Ты кивнула.

- Как зовут моего Ангела?

- Уж точно не так, - ты искренне хотела пошутить. - Я назову свое имя сразу после того, как ты расскажешь, откуда эти раны.

- Шантажистка, - он улыбнулся. - Я, скажем, представитель не самой благородной профессии. И это - её издержки.

- И часто так получается?

- Имя.

Тебе пришлось назваться.

- Это зависит от того, насколько я буду осторожен.

Ты подавила в себе нарастающий приступ страха. И кого ты приютила у себя? Кого выхаживала? Чёртово милосердие!

- И в этот раз ты не был осторожен?

- Как видишь. И я даже рад. Будь я осторожен, не повстречал бы моего Ангела.


За ним пришли на десятый день. Множество вооруженных людей в черных костюмах сильно напугали тебя. Они выломали дверь, повалили тебя на пол и потребовали выдать местонахождение неизвестного тебе человека - они назвали имя. От страха у тебя свело язык.

- Как вы обращаетесь с дамой, идиоты? - он вышел из твоей спальне в рубашке отца, что ты ему отдала. - Отпустить, - они повиновались его приказу, и ты выдохнула, хватаясь за горло. - Они напугали тебя, мой Ангел? - он хотел помочь тебе подняться, но ты отдёрнула его руку.

Он действительно воплощал все те плохие слова, что ты думала о нём при осмотре. Видимо, он был слишком слаб, чтобы убить тебя, поэтому давал за собой ухаживать.

По его приказу все вооруженные люди покинули дом, ты поднялась на трясущихся ногах. Не было печали...

- Позволь объясниться...

Ты подняла на него испуганные глаза. Тебя ударили, выломали дверь, напугали до жути и чего-то требовали. На кой черт тебе его объяснения?

- Я не жалею о том, что помогла тебе. Но, сделай милость, не появляйся здесь больше.

Он кивнул.

- Я буду благодарен моему Ангелу до конца моей жизни.

Он ушел, и ты о нём ничего не слышала. Не слышала ровно до тех пор, пока не нашла на подоконнике букет роз и записку.

«Я не благороден и держать обещаний не умею. И, не спрашивая дозволения, заберу своего Ангела с небес на бренную землю, где отплачу за все добро.

Навеки твой».

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1119-192.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Игра стоит свеч [Забавы Богов] "Столкнуть Локи в воду". Быстро... Satae Miya 11:24:45
 ­Тест: Игра стоит свеч [Забавы Богов]
"Столкнуть Локи в воду".


Быстро шагая по школьному коридору, [Твоё имя] заглядывала во все классы подряд: урок закончился совсем недавно, и Локи не мог уйти далеко.
Скандинавский бог сидел на подоконнике одной из аудиторий и, разместив тетрадь на коленке поудобнее, что-то увлечённо строчил, время от времени поглядывая в лежащий рядом конспект.
[Твоё имя] хитро прищурилась и подошла прямо к Локи:
– Опять списываешь?
– Тебе-то какое дело? – раздражённо отозвался парень, посмотрев на [Твоё имя] исподлобья.
Не теряя ни секунды, девушка ловко выхватила тетрадь из его рук и отбежала на безопасное расстояние:
– А списывать – плохо!
– А ну отдай! – вспылил трикстер, вскакивая на ноги.
– Поймаешь – отдам, – подмигнула [Твоё имя] и побежала прочь.
Она неслась прямо к школьному бассейну. И хотя воду из него уже сливали – в ближайшие дни планировалась чистка, – при желании в нём всё ещё можно было плавать.
Часто дыша и оглядываясь назад, [Твоё имя] бежала вдоль бортика. Как же выманить Локи к воде?..
– Попалась!..
От неожиданности девушка ойкнула, оступилась и…
Бултых!
Оказавшись в воде, [Твоё имя] судорожно забарахталась, стараясь остаться на плаву, однако одежда вмиг намокла и потяжелела, потянув ко дну.
– А тетрадь я заберу, – усмехнулся Локи, подбирая конспект с плитки.
– Вытащи меня! – взмолилась [Твоё имя].
– Вода уйдёт – сама вылезешь.
Локи бросил на девушку победоносный взгляд и замер. Носки её школьных туфель еле-еле доставали до дна, и она хватала ртом воздух, изо всех сил вытягивая шею. В голове сероглазого проскочила шальная мысль, что [Твоё имя] вот-вот утонет. Она же всё-таки обычный человек, думал парень. А человеческое тело слабее…
– Хватайся давай, – дабы не выдать своего смущения, протараторил бог.
[Твоё имя] взялась за протянутую руку и…
Плюх!
– Что ты наделала, дура! – взревел Локи. – Как мы теперь выберемся отсюда?
– Уйдёт вода – вылезем! – передразнила [Твоё имя] и с силой окунула рыжеволосого головой.
Вынырнув через пару секунд, Локи, отплёвываясь, ошалело воззрился на девушку.
– Ах ты!.. – Теперь уже её макушка ушла под воду.
Оба даже не заметили, как негодование вскоре сменилось непринуждённым смехом. Локи подплыл ближе к [Твоё имя] и вдруг заключил её в объятия.
– Пусти! – возмутилась та, делая слабую попытку вырваться из рук парня.
– У тебя губы посинели, – апеллировал тот. – И ты вся дрожишь.
– Всё из-за тебя, – хихикнула [Твоё имя], поддев трикстера локтём в бок.
– Но ты сама упала в воду!..
– Ты меня напуг… – договорить ей не дал Локи, впившийся в губы дерзким поцелуем.
– Если ты сейчас же не замолчишь, клянусь, я тебя утоплю, – слишком ласково произнёс он.


­­


Юи Кусанаги:
– Боже мой, [Твоё имя], ты же сырая насквозь! – Юи всплеснула руками, обнаружив девушку на пороге своей комнаты. – Простудишься!
Без лишних вопросов она затащила подругу внутрь и, усадив её на стул, подала сухое полотенце.
– Спасибо, – поблагодарила [Твоё имя], промакивая волосы.
На пороге внезапно нарисовался Локи.
– Так вот ты где прохлаждаешься! – он подскочил к [Твоё имя] и схватил её за запястье, рывком поднимая на ноги.
Юи, собиравшаяся отругать парня за бесцеремонность, так и ахнула, едва только взглянула на бога: мокрая одежда липла к телу, размокшая обувь чавкала.
– Вы оба как будто в одежде искупались!..
Взрыв дружного хохота сотряс комнату.
– Можно... и так сказать, – выдавила из себя [Твоё имя].
/часто ведёт себя по отношению к тебе как мамочка и иногда надоедает тебе своей опекой, Юи же в свою очередь периодически устаёт вытаскивать тебя из неприятностей, но это не мешает вам двоим хорошо общаться. Впрочем, когда девушка узнает, что пара богов положила на тебя глаз, и когда обнаружит, кто именно, то придёт в тихий ужас: относительно спокойной жизни в академии в таком случае окончательно придёт конец/

Аполлон Агана Белеа:
Ворвавшись в комнату, Аполлон сразу же отыскал глазами Юи и, схватив брюнетку за плечи, начал заваливать её вопросами:
– Фея, ты в порядке? Как ты себя чувствуешь? Кто тебя столкнул в бассейн? Кто посмел это сделать?..
На что Юи лишь натянуто улыбнулась и указала на [Твоё имя], отогревающуюся в тёплом пледе:
– Вообще-то, пострадавшая – она...
/как бы цинично это ни звучало, Аполлона заботит состояние лишь его обожаемой и ненаглядной Юи. Тебя же рассматривает только как приложение к его возлюбленной, парень не сразу-то и заметил, что ты тоже присутствуешь в комнате. Редко общаетесь с ним как в школе, так и вне её стен, в основном при посредничестве той же Юи. Признаться, тебя немного подбешивает одержимость Аполлона японкой, для него же не существует других девушек, кроме неё/

Аид Аидонеус:
Предварительно громко постучавшись, [Твоё имя] заглянула в кабинет.
– О, вы здесь! – обрадованно начала девушка, проходя внутрь. – Я принесла вам...
– Не подходи ко мне, – оборвал мужчина, предупреждающе выставив перед собой руку, – иначе тебя постигнет несчастье, и ты снова упадёшь в бассейн.
/не зная всей истории, связывает произошедшее с тем, что накануне ты имела неосторожность случайно задеть его, проходя мимо, и теперь тщательно следит, чтобы ты не приближалась к нему ближе пары метров. Разубедить Аида будет трудно, но всё-таки возможно/

Локи Лаватейн:
Улучив момент, в коридоре трикстер перехватил [Твоё имя] за локоть – за всё время им впервые посчастливилось остаться наедине – и, краснея и отводя взгляд, прошептал:
– Сегодня в полночь спустись в сад. Мне нужно будет кое-что тебе сказать.
/срочно доставай фотоаппарат: ещё никто не видел Локи таким застенчивым и смущённым! Парень и сам в шоке, что при виде тебя происходит у него внутри: он с самого начала не мог относиться к тебе равнодушно. Поначалу он терпеть тебя не мог, постоянно высмеивал и устраивал всякие подлянки, однако твоя реакция его каждый раз прямо-таки вводила в ступор: ты не раздражалась, не начинала ругаться, как это делало большинство, а лишь заливисто смеялась и хвалила трикстера за удавшуюся шутку. А уж когда Локи начал затевать розыгрыши, чтобы только лишний раз увидеть, как ты улыбаешься, он и вовсе перестал себя понимать. Парень долго не хотел признавать, что это именно любовь, но против правды не попрёшь. Пусть Локи до сих пор может тебя поддразнить, но он ни за что тебя не отпустит: слишком уж ты необычная, чтобы отдавать тебя кому-то. И напоследок учти: если отважишься принять приглашение и явишься в назначенном месте в назначенное время, обратного пути уже не будет/

Бальдр Хрингхорни:
– [Твоё имя], зачем вы с Локи полезли в воду, да ещё и в одежде? – недоумевал бог света, протягивая девушке махровое полотенце. – Мы всё равно искупаемся все вместе, когда потеплеет!
– Да ты же сам чуть не упал, когда доставал нас, – хихикнула [Твоё имя], кивая на промоченные .
– {censored}ичего не может навредить, но тебе не стоит впредь так рисковать, – посерьёзнел блондин.
/сказать, что проходивший мимо бассейна и обнаруживший вас с Локи в холодной {censored} (он, кстати, напару с Такеру вас оттуда и вытаскивал) обалдел, – это ничего не сказать. Знает тебя как пассию своего братца и потому относится к твоей персоне очень бережно и уважительно, чем иногда вызывает ревность Локи. Постоянно уверяет трикстера, что на большее, чем дружба, не претендует: с Бальдром вас связывают исключительно приятельские отношения/

Такеру Тоцука:
Побагровевший от гнева, Такеру с размаху ударил кулаком о стену:
– Вы что, другого способа согреться не придумали? – [Твоё имя], обескураженная напором парня, просто стояла и открывала и закрывала рот. – Надо было шевелить ластами в сторону лестницы, а не сгребать друг друга в охапку!
– Ты как с ней разговариваешь! – осклабился Локи, сжав кулаки.
– Ты! – Такеру ткнул пальцем в сторону рыжеволосого. – Даже не смей приближаться к ней после этого, идиот!..
/и без того взвинченный Такеру, обыскавшись тебя по всей территории, уже накрутил себе, что ты специально его избегаешь, а как обнаружил вас с Локи в бассейне в объятиях друг друга, так и вовсе пришёл в бешенство. Твои оправдания, что в ледяной воде было дико холодно, парень и слушать не желает. Такеру, пожалуй, самый явный и темпераментный претендент на твоё сердце, причём ещё с давнего времени; он не потерпит конкурентов и отдавать тебя какому-то внезапно нарисовавшемуся скандинавскому богу огня не собирается. Ждите бурю эмоций с его стороны/

Цукито Тоцука:
– ... не знаю, что щёлкнуло в моей голове, но я, вместо того чтобы вылезти самой, потянула за собой Локи, – [Твоё имя] уже не могла сдержаться, чтобы не зевнуть, в сотый раз рассказывая одну и ту же историю новым слушателям. – Откуда мне было знать, что всё закончится именно так...
Цукито внимательно следил за ходом повествования, параллельно выводя что-то в своей тетради убористым почерком.
– Выходит, чтобы показать свою симпатию к человеку, нужно столкнуть его в бассейн?
– Нет, Цукито, ты опять всё неправильно понял!..
/догадывается о чувствах брата к тебе, но помочь ему ничем не сможет: попытавшись разобраться во всех тонкостях и перипетиях ваших с Локи отношений и изведя на эти попытки целую кипу тетрадей, лишь запутается ещё больше и придёт к выводу, что человеческую натуру ему никогда не постичь. И расстроится: такими темпами из Академии он выпустится лет через сто/

Тор Мегингёрд:
– Вот, держи.
[Твоё имя] обернулась на голос: подле стоял Тор, протягивая ей кружку свежезаваренного чая.
– Спасибо. – Девушка, уже порядком уставшая от шума и разборок, вымученно улыбнулась.
– Выглядишь неважно, – по-доброму усмехнулся бог.
/единственный в этом балагане, кто догадался сделать тебе какой-нибудь горячий напиток, чтобы помочь согреться изнутри. Понимает, что разборки между Локи и Такеру на почве ревности – это надолго, а посему советует тебе запастись терпением и, на всякий случай, валерьянкой. Впрочем, ты всегда можешь рассчитывать на Тора, если понадобится урезонить его собрата-скандинава/­

Дионис Тирсос:
/в отличие от Такеру или того же Локи, Дионис весьма сведущ в делах любовных и считает соперничество парней детским и смешным, думая, что вам всем не мешало бы для начала как следует разобраться в себе. При этом тебе, оказавшейся меж двух огней, мужчина сочувствует и даже подумывает дать парочку любовных советов на случай, если ты решишь ответить взаимностью кому-нибудь из ухажёров/

Тот Кадуцей:
– Вы, оба, – процедил сквозь зубы Тот, злобно сверкнув глазами в сторону Локи и [Твоё имя], за которыми по всему коридору тянулись мокрые следы, – тряпки в зубы – и живо убирать эту грязь.
/пока что великий и ужасный учитель Тот не в курсе, что вы с Локи учудили, однако если до него дойдёт слух о ваших проделках в школьном бассейне, то вам несдобровать. В принципе, если успеете замести следы до того, как это случится, можете отделаться и обычным выговором/

Анубис Маат:
– Каа-бара! Кабара! – Анубис крутился вокруг девушки, суетливо размахивая руками. – Ка-бара, каа-бараа!
Перевод: Как ты продержалась столько в холодной воде! Я так не люблю воду!..
/пусть ты ни черта не поняла из того, что пролепетал Анубис, но по его обеспокоенной мордашке можно догадаться, что он за тебя волновался. Анубису нравится твоя чистая и благородная душа, поэтому бог не прекращает попыток с тобой сблизиться, однако его всё равно огорчает тот факт, что речь его ты не понимаешь, хоть убей/

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1120-537.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Любовь зла [2 часть] Химуро Тацуя Ойкнув и выронив из рук... Satae Miya 10:35:49
 ­Тест: Любовь зла [KNB] [2 часть]
Химуро Тацуя


Ойкнув и выронив из рук швабру, [Твоё имя] схватилась за палец. Нижняя губа девушки задрожала.
– Ну что ещё такое? – поинтересовались у неё, видя, что [Твоё имя] вот-вот расплачется.
– Я ноготь сломала…
– Но ничего страшного не случилось, это же просто ноготь!
– Б-больно… – шмыгнула носом девушка, поспешно вытирая навернувшиеся слёзы.
[Твоё имя] ничего не могла с собой поделать, но при каждой, даже маленькой неудаче – то вдруг случайно ударится, то прольёт на себя в столовой сок, – она падала духом и усердно сдерживалась, чтобы не удариться в слёзы, чем уже успела сильно надоесть окружающим.
Какой-то парень, уставший от всхлипов [Твоё имя], бесцеремонно всучил ей стопку учебников:
– Кончай уже нюни тут распускать, – рассерженно выдохнул он. – Расставь лучше книги по полкам.
И [Твоё имя], поддерживая огромную стопку, послушно засеменила к стеллажу. Встав на стульчик, она принялась аккуратно перекладывать учебники и, на пару секунд потеряв равновесие, схватилась за полку, чтобы не рухнуть. Стеллаж пошатнулся, и книги с грохотом посыпались на пол. Чувствуя на себе осуждающие взгляды одноклассников, готовая разреветься от стыда девушка опустилась на колени, подбирая упавшие книги.
– Не очень-то тебе сегодня везёт.
[Твоё имя] подняла голову. Улыбаясь, на корточках перед ней сидел Химуро Тацуя. Он легонько потрепал её по волосам:
– Не стоит так сильно расстраиваться из-за пустяков.
Баскетболист собрал несколько учебников и без особых усилий водрузил их на верхнюю полку.
– Иди-ка домой, – снисходительно бросил он [Твоё имя]. – Я сам здесь закончу.

[Твоё имя] никогда не отличалась особой решительностью, поэтому, когда девушка изъявила желание отстаивать честь Йосен в межшкольной спортивной эстафете, это повергло в шок всех.
– [Твоё имя], ты точно уверена, что хочешь участвовать? – спросила её сокомандница, когда девушки уже направлялись к стартовой линии. – Даже сейчас ещё не поздно отказаться, у нас в запасе достаточно чел…
– Я решила, – отрезала [Твоё имя], сжав кулаки, – я буду участвовать и помогу моей команде победить!..
Она неотрывно смотрела прямо в спину шедшего впереди Химуро. Впервые ей так сильно хотелось доказать кому-то, что она чего-то стоит. Номер на футболке парня отличался от её на единицу, и это значило, что эстафету [Твоё имя] будет принимать от Химуро.
«В этот раз я не расклеюсь», – пообещала девушка.
Команда [Твоё имя] лидировала. Участники пулей неслись вперёд, обгоняя соперников, и, когда подошла очередь [Твоё имя], её сердце от волнения готово было выпрыгнуть из груди. Она выхватила эстафетную палочку у Химуро и, крепко зажав её в руке, устремилась к финишу. Кроссовки громко стучали по покрытию, дыхание сбивалось, однако не привыкшая к большим физическим нагрузкам [Твоё имя] в этот раз твёрдо вознамерилась выиграть: она всё так же бежала первой, и до заветной черты её отделяло всего несколько метров. Ещё чуть-чуть – и всё будет кончено, [Твоё имя] принесёт команде победу, её больше не будут считать слабачкой!..
Подготовившись к последнему рывку, она поднажала и… неудачно наступив на развязавшийся шнурок, загремела вниз, проехавшись по дорожке. Коленки и ладони начало неистово жечь, изнутри нарастала пульсирующая боль, и девушка горько заплакала. Увидев подбежавших утешать её членов команды, среди которых был и Химуро, она вовсе закрыла лицо руками, стыдясь своего позора. Чьи-то сильные руки внезапно подняли её и понесли со стадиона.
– Надо отнести тебя в медпункт, – [Твоё имя] узнала голос Химуро, – на тебе и живого места нет.
Девушка нехотя отняла от рук заплаканное лицо, взглянув на парня.
– Ты держалась молодцом, – утешающе улыбнулся баскетболист. – Да и победа была не так уж и важна.
– Важна! – возразила [Твоё имя], силясь, чтобы вновь не разреветься. – Я такая слабачка!..
Химуро неоднозначно хмыкнул. Сейчас девушка – пусть даже излишне расчувствовавшаяся – выглядела очень беззащитно и мило.
– А по-моему, ты забавная.
Да, сильные девушки нравились ему больше всего – всегда в тонусе, готовые бросать вызов, на лицах их не оставят отпечаток даже самые тяжёлые жизненные невзгоды. Однако такими ли должны быть идеальные девушки?..


­­


Прокомментировать данную работу и ознакомиться с остальными можно здесь: http://arnlaug.beon­.ru/0-3-avtorskie-po­cherkushki.zhtml#e11­4
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1118-869.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Вирус счастья. [Kuroko no... Satae Miya 09:41:26
 ­Тест: Вирус счастья. [Kuroko no Basuke]
two.


Странно. Бытует мнение, что у прилежных учеников мало друзей, а старосты класса - это пугающиеся каждого шороха мальчики с большими, не по размеру для них, очками.

Ты являешься старостой класса старшей школы Кайджо, но, тем не менее, у тебя есть друзья. Да и на вид ты довольно симпатичная. Ну подумаешь, учиться ты любишь. Что в этом такого?..

Большая перемена. В классе сейчас никого нет, прохладно. Твоя кожа была уж слишком чувствительной, из-за чего ты не могла долго находиться летом на улице. Поэтому сейчас ты сидела у большого распахнутого окна и без особого интереса наблюдала за учениками.

Странно, что ты нигде не видишь звезду школьного баскетбола, Кисе Рёту. Неужто проглядела?

Твои щёки тронул небольшой румянец, когда ты вспомнила, как сегодня утром он случайно коснулся твоей руки, посылая по телу электрический заряд. Может, он тоже что-то такое почувствовал?

"Так, соберись! Хватит об этом думать! Твой мир не должен заканчиваться лишь на одном Кисе Рёте."

- А вот в моём мире есть место лишь для тебя одной, - вкрадчиво прошептал на ухо приятный мужской голос, а плечи накрыли чьи-то тёплые руки. Хотя почему "чьи-то"?

"Чёрт, я опять говорю сама с собой вслух?"

- Кисе-кун, прижиматься к безразличным тебе девушкам - признак плохого тона, - и как ты вообще можешь трезво мыслить в такой ситуации, когда твое сердце отплясывает чечетку, а ладони вспотели от напряжения, едва заметно подрагивая?..

- Я такое не говорил, вообще-то, - обиженно произнёс блондин, но не отстранился ни на сантиметр. - Ты для меня самая прекрасная, самая чудесная девушка на свете. Я уверен, что ты давно догадалась о моих чувствах к тебе. Но я не понимаю, почему ты меня отталкиваешь.

- Ну, - ты задумчиво посмотрела вдаль, продолжая нежиться в объятиях парня, - отношения - это слишком проблемно. Я не хочу проблем.

Твои слова подействовали на баскетболиста, как живительный эликсир. Рёта-то все это время думал, что проблема кроется в нем самом, а, оказывается, вот, в чем дело!

Так что не обращая абсолютно никакого внимания на твой протестующий взгляд, блондин сковал тебя весьма ощутимыми объятиями, мимолетно поцеловал в висок и, уместив подбородок на твоё плечо, вкрадчиво произнёс:

- Тогда я докажу тебе, что даже самая умная девочка в классе может ошибиться.

­­

Остальные мои тесты Вы можете найти, пройдя по ссылке: http://tomokooo.beo­n.ru/0-1-moi-raboty.­zhtml#e12
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1119-209.html
Прoкoммeнтировaть
Тест: Живопись на чём-то ярком - [Винегрет] Я отдам тебе всю любовь... Satae Miya 09:35:53
 ­Тест: Живопись на чём-то ярком - [Винегрет]
Я отдам тебе всю любовь. Кисе Рёта.


­­

... Слишком жизнерадостный, слишком добрый и светлый. Но почему никто этого не замечает? Для них всех, ты - звезда. Красивый, знаменитый, сильный и с замечательной улыбкой. Но почему никто не видит душу? Тебе не обидно, Рёта? Или ты привык? Ты даже не скрываешь то, что находится внутри. Но никто не видит. Тебе не обидно? А мне вот почему-то да.


Кисе опустился на лавочку, находящуюся в парке. Где-то рядом бегали фанатки, разыскивая своего фаворита. Он устал, тем более сегодня была ужасающе тяжёлая тренировка. Голова немного болела, тело ныло. Хотелось спать. Рёта опустил голову на руки и вздохнул.

На улице уже было достаточно темно, лишь фонари и тусклая луна еле как освещали этот парк. Парень, ещё раз вздохнув, поднялся с лавочки и, перекинув сумку через плечо, пошёл в сторону дома. Медленно идя по улице и вдыхая свежий воздух, парень даже не сразу заметил фигуру идущию спереди. Глаза закрывались и Кисе врезался в спину девушки.Та лишь немного качнулась и повернулась в сторону баскетболиста. Тот же, узнав в её лице знакомые черты, улыбнулся сквозь силу и попросил прощения.

Кисе, порой, удивляет даже самого себя.


-\Т.И\-чии?-Произнё­с парень и улыбнулся вновь. Они почти не общались, но каждый раз Рёта пытался привлечь её внимание. Рассмешить или пригласить куда-нибудь. Правда она всегда отказывалась, но парень не сдавался. Чем-то она его привлекала и заманивала, но баскетболист не мог понять чем...

Девушка лишь покачала головой и спросив, сильно ли он устал, подняла бровь. Кисе ответил, что нет. Но это было слишком неправдоподобно. Девушка предложила пойти вместе, на что парень радостно ответил согласием.

... Пока они шли, светлую голову игрока Поколения Чудес посетило воспоминание. Точно! Помнится Рёта однажды подобрал её альбом, так неловко упавший. И случайно пролистал странички с рисунками. Она рисовала с любовью, будто вкладывая всю душу в свои рис